Надо ли ратифицировать Киотский протокол?

Открытое письмо Председателю Правительства Российской Федерации М.М. Касьянову

 

Уважаемый Михаил Михайлович!

 

Информационные агентства всего мира с пометкой чуть ли не "срочно" передали Ваше выступление на прошедшем в Йоханнесбурге Всемирном саммите по устойчивому развитию о ратификации Россией уже в ближайшее время Киотского протокола. Поспешность, с которой проталкивается ратификация этого документа, по меньшей мере, настораживает. Во-первых, ратификация - это прерогатива законодательной власти, а не исполнительной, которую Вы сегодня представляете, и, во-вторых, кто за этим стоит, и что это даст России?

Смеем Вас заверить, что в настоящее время нет единодушия среди ученых-климатологов и метеорологов относительно роли "глобального потепления" в участившихся в последние годы погодных аномалиях, и тем более опрометчиво увязывать это напрямую с человеческим фактором (антропогенные выбросы).
Немного из истории вопроса - Венская конвенция об охране озонового слоя (1985г.) и Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой (1987 г.).

Надо отметить, что Венская конвенция в начальный период (1985-87 гг.) ещё несла в себе черты размышлений и поиска причин природного феномена и совсем не предполагала запретов на производство недоказанных неподтверждённой гипотезой "виновников". Поэтому многие учёные в этот короткий период серьезно надеялись на существенное расширение международных связей по исследованию атмосферы Земли. Однако дело кончилось тривиальными запретами фреонов (сравнительно безопасных для человека) и заменой другими веществами, но уже взрывоопасными или ядовитыми, с 7Достоверных научных обоснований влияний фреонов на гибель озона не было ни в период принятия запретов, ни тем более теперь. Остались, помимо опасности для человека, только фантастические по размерам коммерческая выгода соответствующих монополистов и такие же убытки для пользователей соответствующей техникой, так как её себестоимость возросла на два порядка. В итоге Монреальский протокол только по природоохранной лексике связан с задачами Венской конвенции. Внутреннее содержание его - чисто коммерческое с "добровольно" принятыми обязательствами. Россия как страна - участница Протокола только на закрытии производства фреонов понесла убытки на уровне 500 млн. долл. в год, всё ещё надеясь получить при этом разовую компенсацию всего в 26 млн. долларов за полное разрушение производственных мощностей прежних фреонов. Такой результат международного сотрудничества в деле закрытия озоновой "дыры", которая уже четыре года назад сама "заштопалась" без помощи человека.

Вторым, не менее одиозным, международным природоохранным документом является Киотский протокол к Рамочной Конвенции ООН об изменении климата (РКИК). Идея для его появления на свет существенно отличается от идеи, заложенной в основу Монреальского протокола, но в одинаковой мере далека от принципов биотической регуляции. Он, как и Монреальский протокол, базируется на недоказанной гипотезе о существенном влиянии на глобальный климат Земли "парниковых газов" антропогенного происхождения и предполагает санкции для тех, кто не будет сокращать их выбросы в рамках очередной гипотезы. Ещё пока не озвучены размеры санкций для "нарушителей", но "мировое общественное мнение" уже готово к очередной акции по запретам на "эмиссию" углекислого газа. Кстати, а почему рассматривается углекислый газ, а не водяной пар, вклад которого в "парниковый эффект" многократно больше и выбросы которого при сжигании углеводородного топлива значительно превосходят выбросы углекислого газа?

Группа учёных Национального Экологического Фонда под руководством Заслуженного энергетика России, к.т.н. Болдырева Виталия Михайловича предложила другой подход. В самом деле, для устойчивого существования Земной биосферы антропогенные выбросы углекислого газа, а точнее, антропогенное потребление атмосферного кислорода должны быть, как минимум, не больше возможностей растительного мира Земли по воспроизводству этого потребления атмосферного кислорода и возможности по поглощению производимого при этом антропогенного углекислого газа.

Под флагом "глобального потепления" правительствами стран подписан Киотский протокол, ограничивающий антропогенные выбросы. Но как ограничивающий? Страны должны выбрасывать антропогенный углекислый газ не больше, чем они выбрасывали его в 1990 году (это упрощённо). Давайте посмотрим, что это значит?

США - антропогенные выбросы углекислого газа в 1990 г. несколько меньше поглощения его растительным миром страны. То есть некоторое оправдание позиции Джорджа Буша, отказавшегося от Киотского протокола, есть.

Япония, Германия, другие страны Евросоюза - выбросы 1990 г. многократно превосходят поглощение углекислого газа растительным миром. Поэтому эти страны требуют скорейшей ратификации Киотского протокола в его сегодняшнем виде.

Австралия, Китай, Индия - поглощение углекислого газа растительным миром этих стран многократно превосходит их антропогенные выбросы 1990 года. Известно, что поэтому Австралия также отказалась от ратификации Киотского протокола.

И, наконец, Россия - антропогенные выбросы 1990 г. составляют 22-23% от поглощения углекислого газа растительным миром страны. А нас хотят заставить ратифицировать Киотский протокол. То есть запретить сжигать газ, нефть, уголь, дрова в количестве большем, чем мы сжигали в 1990 году. Да ещё предлагают продать разницу между сегодняшним низким уровнем сжигания и уровнем 1990 года. В Государственной Думе в докладе РАО "ЕЭС России" "Энергетическая стратегия России до 2020 года" было заявлено, что по объёму сжигаемого топлива в электроэнергетике разрешённые выбросы в 2020 году будут превышены на 327-351 млн. тонн углекислого газа. То есть Россия даже без продажи сегодняшней разницы, в случае ратификации Киотского протокола, только в электроэнергетике после 2020 года будет платить ежегодно штрафы в размере 32-35 млрд. евро.

С точки зрения устойчивого развития квотировать, конечно, надо не антропогенные выбросы СО2, а антропогенное потребление атмосферного кислорода. Кстати, при этом при оплате потребления 1 тонны атмосферного кислорода уже будет как бы оплачено право на выброс в атмосферу 1,4 тонны углекислого газа. Антропогенное потребление атмосферного кислорода, не превышающее возможность растительного мира по его воспроизводству, и есть один из критериев устойчивого развития цивилизации. Да и России, производящей сейчас 5,4 млрд. тонн "избыточного" атмосферного кислорода в год, его квотированное потребление может принести в бюджет 70-140 млрд. долл. годовых. Этот принцип и должен быть положен в основу протокола по атмосферному природопользованию.

Но помимо коммерции есть ещё и этическая сторона вопроса. Киотский протокол является вторым после Монреальского протокола - ребенка Венской конвенции - ещё более нежизненным дитем Рамочной Конвенции ООН об изменении климата (РКИК). Но ни в Венской конвенции, ни в "рамках" РКИК Мировой Науке - главе семейства обоих детей - так и не дали ни копейки для необходимых климатических исследований. В отсутствии исследований Монреальский и Киотский протоколы останутся для нескольких поколений пройдох примером того, как делать деньги из незаконченных исследований. Чтобы хоть как-то сгладить это тягостное впечатление от современного бизнеса на научный мир, необходимо заплатить обещанные в 1985 году 100 млрд. долл. на исследование климата Земли, из которых по крайней мере 50% суммы должны быть предусмотрены для финансирования климатической науки бывшего СССР, а теперь России, как наиболее продуктивной и недорогой части Мировой Науки. Эти средства позволят за 10 лет создать не только мировую сеть климатических наблюдательных станций с шагом хотя бы 200-400 км, без чего ни о какой серьезной науке говорить нет оснований. Как известно, только одна станция слежения за климатом в России, Азии или Африке обходится порядка 1 млн. долл. в год, а в Европе, Америке (северной) или Канаде - на порядок дороже.

Итак, пока наивысшей опасностью для любой страны - участницы Киотского протокола, и особенно для России, является отсутствие точных определений целого ряда базовых понятий. Доработка документа в этой части потребует не менее года кропотливой работы экспертов, что, кстати, через 2 часа 28 мин. после Вашего выступления на форуме отметил на пресс-конференции в Москве Президент России В.В. Путин. Без доведения до "прозрачности" всех определений документа ратификация может дать плачевные результатынвентаризация выбросов "парниковых газов" по Киотскому протоколу не должна превращаться в примитивный сбор данных разведывательного характера;добровольно принимаемые обязательства в коммерческом предприятии не имеют юридических последствий. В противном случае Киотский протокол должен быть переименован в Киотский договор между авторами "антропогенной парниковой" идеи и странами-участниками. В этом варианте отношений удастся избежать многих неприятностей, характерных для Монреальского протокола.

ВЫВОДЫ

1. Отсутствие научного подтверждения "антропогенной парниковой гипотезы" обоснованно переводит Киотский протокол в категорию глобального коммерческого предприятия с целями, характерными для современных понятий бизнеса.

2. Обязательства по Киотскому протоколу нельзя принимать в бессрочном варианте. Длительность обязательств должна быть ограничена сроком, не превышающим 5 лет, с правом дальнейшей пролонгации при условии выполнения предыдущих условий Протокола, в том числе финансовых.

3. Ратификация возможна только для документа с однозначными и точными определениями базовых понятий, гарантиями и ответственностью Сторон, т.е. в варианте Киотского договора как глобального коммерческого предприятия.

КАЛИТА А.Н., президент Международного общественного экологического движения "Живая планета",
член Совета Федерации,
СИЗОВ О.А., президент Национального экологического фонда,
ГОРДИНА А.С., эксперт Экологического совета Комитета Государственной Думы по экологии,
ГОРШЕНИН В.А.,  президент Межгосударственного финансово- промышленного концерна "Технология-Индустрия",
КАСЬЯНОВ А.А., редактор журнала "Национальная безопасность и геополитика России",
ШАШУРИН С.П.,  заместитель председателя Комитета  Государственной Думы по экологии
и др.

 

 

 

Подшивка

Подписка

Оглавление

TopList