Н.С. Мироненко[1]

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ  В КРИЗИСНЫХ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ТОЧКАХ  И РАЙОНАХ[2] 

Несмотря на снижение военных расходов  после окончания холодной войны, они всё же составляют примерно 0,7 трлн. долл. в год. Много  вооружений направляется в зоны конфликтов. Глубинные противоречия, лежащие в основе силовых столкновений, являются по своей природе географическими. Территориальные споры, противоречия этносов, религиозных или конфессиональных групп и другие  причины локальных вооруженных конфликтов  и войн – предмет изучения географии.

Географический аспект противоречий, приводящих к конфликтам и войнам, – один  из аспектов, который не рассматривается ни в зарубежной, ни в  отечественной географии.

Первая из рассматриваемых ниже задач состоит в разделении понятий  «вооруженные конфликты» и «локальные войны». По мнению некоторых военных экспертов  [1, 2], локальной войне предшествует вооруженный конфликт как одна из форм столкновений  с применением регулярных и нерегулярных вооруженных формирований. Возможный «порочный» круг зависимостей по данной проблеме  отражен на рисунке.

Латентный

конфликт

М и р н а я

консолидация

М и р

Кризис

Состояние без

п р и м е н е н и я

оружия

Вооруженный

кризис

Превентивный

конфликт

Управление кризисом

Хартия ООН/Глава VI

Мирное урегулирование

Хартия ОНН/Глава VII

Кризис

Круг конфликтов войн

Локальная война – это война, ограниченная  по военно-стратегическим целям, осуществляемая частью вооруженных сил против одного  или нескольких государств в небольшом по территории районе. Однако этот тип войн может перерасти в региональную войну, требующую  уже более значительных затрат и жертв.

Вооруженный конфликт – это боевое действие ограниченного контингента вооруженных  сил, пограничных и внутренних войск, подразделений органов безопасности, а также специальных миротворческих миссий с определенными  ограничениями по политическим целям, масштабу и времени. Во многих случаях вооруженный конфликт является своеобразной «прелюдией» к локальной войне.

На уровне вооруженных конфликтов, не переходящих в локальные или региональные войны, значительных экологических последствий, как правило, не происходит. Что касается локальных войн как временных конфликтов средней интенсивности, то они охватывают ограниченное число участников и строго определенные географические районы [3]. Если  даже, по правилам ООН, в конфликтах средней интенсивности не используется стратегическое и биологическое оружие, экологические последствия для территории могут быть  трагическими. Основными критериями оценки воздействия подобных войн являются пространственные масштабы применяемых вооруженных сил, используемые средства (часто  вопреки установленным правилам ООН) и общее число жертв.

Латентный  конфликт  М и р н а я  консолидация  М и р  Кризис  Состояние без  п р и м е н е н и я  оружия  Вооруженный  кризис  Превентивный  конфликт  Управление кризисом  Хартия ООН/Глава VI  Мирное урегулирование  Хартия ОНН/Глава VII  Кризис  Круг конфликтов войн  Современная система  международной безопасности  Система международной безопасности в  значительной степени усложнилась по сравнению с периодом холодной войны и соответствующего ей биполярного противостояния.

Военно-политические отношения между  странами, вышедшими из-под контроля супердержав (США и СССР), стали в большей мере  нестабильными, перешли из плоскости идеологического противостояния в плоскость более  конкретных, накопившихся за годы холодной  войны противоречий, решаемых военным путем.

Зона нестабильности, как противостояние между Западом и Востоком, в годы холодной войны проходила в основном через страны Ближнего и Среднего Востока, Западную Сахару, Южную Африку, распространялась на Центральную и Восточную Европу, Юго-Восточную и Центральную Азию.

После относительно откровенной конфронтации двух полюсов в период холодной войны мир вернулся к более рискованному состоянию многосиловой системы, не подчиняющейся ни одному из ранее выделявшихся полюсов.

Исследования Университета национальной  обороны США показали, что окончательный облик нарождающегося мирового порядка будет  зависеть от таких факторов, как:  · степень вовлечённости США в мировые  дела;  · ход процесса европейской интеграции;  · развитие экономических и политических  событий в России и ее отношений с соседними странами;  · степень принятия Японией новых международных политических обязательств;  · способность Китая сохранить свою целостность и следовать мирному пути развития;  · контроль мирового сообщества над распространением ядерного оружия [4].

Эти выводы могут быть подвержены критике в том отношении, что они не учитывают обострение по оси «Север–Юг», то есть между развитыми и развивающимися странами, а также  растущее значение исламистских (фундаменталистских) стран и исламизма в мире в целом.

Широко известна теория С. Хантингтона, в которой особую угрозу мировому порядку представляет конфликт между арабо-исламской и  западной цивилизациями [5]. На наш взгляд, здесь особенно опасна деятельность радикалов-фундаменталистов, прикрывающихся лозунгами «священной войны». Религиозный экстремизм исламистов находится на подъеме. Своего пика он достигнет, вероятно, к 2020–2030 гг.

Таким образом, даже этот беглый анализ показывает, что конфликты и войны связаны с латентными противоречиями разной природы между государствами и формированием нового  мирового порядка. Структуры безопасности, созданные в период холодной войны, не способны решать задачи нового типа конфликтов, тем  более, что некоторые из этих структур распались, как, например, Варшавский договор.

С 1945 по 1998 г. произошло более 200 вооруженных конфликтов и войн, в результате которых погибло более 20 млн. человек, хотя эта  численность считается заниженной. В крупнейшие войны и конфликты этого периода – в Корее (1950–1953 гг.), в Юго-Восточной Азии  (1965–1975 гг.), в Афганистане (1979–1998 гг.), в Персидском заливе (1991 г.) и в бывшей Югославии (в течение 90-х годов) – было непосредственно вовлечено более 20 стран [4,6].

По оценке некоторых экспертов, сегодня на  территории России и стран ближнего зарубежья  имеется около 180 точек потенциальных или проявляющихся локальных напряжений, 80 из которых связаны с неурегулированностью межэтнических и межгосударственных отношений [7,8].

С распадом СССР произошла интернационализация конфликтов и войн бывшего СССР.

Влияние войн  на окружающую среду  Войны, которые велись до начала XX в., не  отличались существенным воздействием на  природу. Поэтому долгое время экологические аспекты войн не исследовались, хотя  «фрагментарные» экскурсы в данную проблему наблюдались, особенно у военных историков. Например, зафиксировано, что первый случай нанесения серьезных уронов природе произошел во время войны между персами и скифами в 512 г. до н.э. Скифы для предотвращения победоносного нашествия войск персидского царя Дария впервые применили тактику «выжженной земли», уничтожая при своем отступлении всю растительность и свои  жилища. В результате войн было уничтожено  немало видов флоры и фауны [9].

С развитием средств ведения войны природе стали наноситься все более серьезные и  пространственно широкие повреждения. В результате появляется научное направление «война и экология». Самым известным исследованием стало обоснование «ядерной зимы», согласно которому в результате крупномасштабного применения ядерного оружия, в частности, установятся «ядерная ночь», «ядерная зима» и  «ядерное лето» (температура в Северном полушарии опустится до –23 °С). Очевидно, ядерное оружие будет оказывать продолжительное  сдерживающее воздействие на «стратегическом уровне». Нависающая ядерная угроза ограничит не только использование новых возможностей обычного оружия, но и развитие новых  форм стратегических действий. Ядерное оружие может быть заменено неядерными высокоточными средствами большой дальности, космическими системами или смертоносными видами биологического оружия. Арсенал вооружений растет более высокими темпами, чем  другие макропоказатели развития социальной  составляющей планеты – примерно на два порядка выше.

В связи с серьёзными экологическими последствиями двух мировых и сотен локальных  и региональных войн XX в. наряду с понятием  «геноцид» в научную и общественную терминологию вошло понятие «экоцид». Последнее означает прямое и косвенное воздействие военных операций на геосистемы, включая как организмы, так и неживую материю, одинаково важную для жизни на Земле.

Конкретно эти воздействия выражаются в  основном в таких аспектах, как: 

· превышение пределов использования природных условий и ресурсов территории; 

· использование окружающей среды (в данном случае театра военных действий) как  вместилища для «отходов» и побочных  продуктов военных действий; 

· угроза естественным основам жизни человека и других организмов.

Геноцид и экоцид взаимосвязаны. XX в. останется в памяти не только как век технического прогресса, но и как век геноцида и  экоцида. Если исходить из того, что все элементы геосистемы одинаково важны для развития Земли, то уничтожение одного из важнейших её компонентов – Homo sapiens – или  отрицательное влияние на него губительно  скажется на настоящем и будущем состоянии  биосферы Земли. Например, в течение последних 10 лет в ходе военных действий погибло  около 2 млн. детей, ещё 1 млн. детей стали  сиротами, а 5 млн. – инвалидами [10].

Как  детская и младенческая смертность – важнейший показатель в вычислении предстоящей  продолжительности жизни населения и его  численности, так и приведенные данные по-своему отражают будущие негативные последствия в балансе биогеосферных процессов на  планете. Эти данные внушают большую тревогу за экономическое, политическое и гуманитарное будущее Земли. При этом ещё не  учтено, сколько детей и взрослых умирают  просто от голода в результате современных  локальных и региональных конфликтов.

Помимо понятия «экоцид» для обозначения  отрицательного воздействия войн на окружающую среду в научной литературе используются  и такие термины, как «террацид», «биоцид», «экологическая война», «геофизическая война», «метеорологическая война» [11].

Среди этих терминов «экологическая война», пожалуй, наиболее полно отражает суть процесса. Этот термин широко используется после вьетнамской войны, в ходе которой США  впервые в мире применили наиболее широкий  спектр ведения экоцида. Данные по этой войне наиболее доступны и, на наш взгляд, отражают особенности современного экоцида в локальных войнах.

Экологическая война, как показали события  во Вьетнаме, – это война с очень разнообразными средствами, подчинёнными целям уничтожения лесных и агроэкологических систем, ликвидации хозяйства и условий повседневной  жизни на больших пространствах. Экологическая война подчас приводит к превращению территорий в бесплодные пустыни.

Классификация  экологических последствий  локальных войн XX веке

Локальные войны приводят к целому ряду  негативных экологических последствий.

1. Сверхнормативная эксплуатация природных ресурсов (в первую очередь нефти, природного газа, угля, древесины) приводит к отчуждению больших территорий, нерациональной  эксплуатации ресурсов и существенному загрязнению окружающих территорий.

2. Заминированные участки, остатки коррелирующей техники, химических веществ, продуктов горения и высокотоксичного топлива  существенно сокращают территории хозяйственного пользования и наносят вред среде  обитания человека. Для обозначения этого последствия войны существует термин «эхо войны». На суше и в море – большое количество  мин, неразорвавшихся снарядов (в том числе  с химической начинкой). Обычно до 10% использованных боеприпасов остаются неразорвавшимися [10]. Только в Индокитае обнаружено более 400 тыс. американских неразорвавшихся бомб и 2 млн. снарядов [10]. Вследствие этого после установления мира продолжаются человеческие потери.

По данным ООН, в Анголе еженедельные потери достигали 150–  200 чел. [10]. Мины, кроме того, затрудняют  пользование транспортными путями и проведение сельскохозяйственных работ. В Камбодже одно из тяжелейших последствий войны –  минные поля, которые занимают площадь  3,6 тыс. км 2 , что парализует жизнь во многих  районах страны. По оценкам экспертов, для  обезвреживания установленных в стране миллионов боеприпасов (численность населения –  9 млн. чел.) при нынешних темпах разминирования потребуется не одно десятилетие. Каждый месяц на минах подрывается до 300 жителей. В стране на 236 граждан приходится  1 инвалид – печально, но это первое место в  мире [12].

3. Воронки от взрывов вызывают эрозию и  образование болот, которые не только выводят  огромные площади земель из хозяйственного  оборота, но и становятся резервуарами разведения насекомых – носителей заразных заболеваний человека и животных. На территории  боевых действий во Вьетнаме находится 26 млн. бомбовых воронок [9].

4. Вооруженные силы США применяли отравляющие вещества на больших территориях  на юге Вьетнама, а также в Лаосе и Камбодже.

Во Вьетнаме было распылено 72 тыс. т дефолианта «эйджент орандж», содержащего 170 кг  диоксина. Следствием этого стала гибель тысяч мирных жителей и уничтожение тропических лесов. В результате применения дефолианта  пострадало в общей численности 2 млн. чел., включая военнослужащих США (всего во Вьетнаме погибло более 58 тыс. американцев, тогда как в корейской войне – менее 7 тыс., а в  боевых действиях в зоне Персидского залива в  1990–1991 гг. – 383 чел. [13]).

Для уничтожения тропической древесной  растительности во Вьетнаме использовались  также мощные бульдозеры и специальные бомбы (массой 6800 кг).

5. Перемещение огромных масс грунта вызывает изменение биогеохимического баланса  территории. Если во время Второй мировой войны было перемещено 350 млн. м3 грунта, то в  период вьетнамской войны – 2 млрд. м 3 грунта.

Исследования показывают, что такие трансформации приводят к уничтожению экосистем [9].

6. К очень масштабным негативным последствиям относятся бомбардировки и разрушения гидротехнических сооружений. Так, вследствие разрушения гитлеровцами при  отступлении дамб в Нидерландах было затоплено примерно 200 тыс. га земельных угодий, что стало настоящим бедствием для страны.

А разрушение дамб и плотин только в бассейне реки Красной во Вьетнаме создало угрозу  для 15 млн. чел. [10].

7. Метеорологические войны также широко  применялись во Вьетнаме, когда с самолётов  В-52 распылялись мелкодисперсные йодистые  соединения серебра, свинца и других веществ, которые продлевали в стране неблагоприятный  погодный сезон муссонных дождей. При этом  подъём рек вызывал прорывы дамб, затопление  полей и разрушение населенных пунктов.

8. Опасно использование бактериологического и химического оружия, а также проведение  незаконных военно-научных химических и биоэкспериментов. В Индокитае были отмечены  случаи применения болезнетворных микроорганизмов против людей и домашнего скота. Даже  когда такое оружие применялось только против  домашних животных, болезни распространялись  и на людей.

Военно-научные химические и биоэксперименты, как правило, – строго секретные операции. Среди них более или менее большую огласку получили действия японского секретного подразделения императорской армии «Отряда–731». Командование поставило цель перед  военными медицинскими специалистами создать супероружие, способное поражать генную  систему человека. Речь шла о «расовом оружии», которое могло бы избирательно воздействовать  на отдельные народы.

Конечным результатом  его применения должно было стать медленное  вымирание определенных народов вследствие  нарушения или полной ликвидации у них функции воспроизводства и дестабилизации генной  системы. По неполным данным, в результате  опытов на территории Маньчжурии только в 1931  г. погибло 200 тыс. человек.

Известно о применении войсками НАТО  боезарядов с обеднённым ураном против  Югославии. Натовские войска провели примерно 100 боевых операций и применили около 31 тыс. снарядов, содержавших 110 т обеднённого урана. Стоит отметить, что большая  часть бомб с урановой начинкой была сброшена на те районы, где в настоящее время  базируются немецкие, нидерландские и турецкие миротворцы.

Обеднённый уран является радиоактивным  веществом, попадает под категорию химического и радиологического оружия. Как полагают  некоторые специалисты, микрочастицы, образующиеся при взрыве, оседая в лёгких, вступая в  контакт с кожей или попадая внутрь организма  вместе с водой и пищей, способны вызвать раковые заболевания за счёт активного распада  альфа-частиц.

Большое число новорожденных с отклонением от нормы отмечено в тех районах Ирака, где во время войны в зоне Персидского залива предположительно были применены бомбы  с обедненным ураном. Всего во время операции «Буря в пустыне» в Ираке и Кувейте против танков и укрытий было применено 320 т  такого урана, усиливающего бронебойную силу  снарядов [14].

9. В результате ведения локальных войн  многие природоохраняемые территории становятся частью театра военных действий, вследствие чего нарушается их функционирование и  уничтожаются или повреждаются культурно-исторические памятники, снижается биологическое и культурное разнообразие планеты [7]. Это  относится не только к суше, но и к океану. Например, при взрыве морской мины массой  100 кг в радиусе 44 м погибают все представители фауны.

10. Тотальная экологическая деградация –  это один из самых сложных компонентов локальных войн.

Локальные войны, вызванные экологическими причинами  Данная проблема как «энвайронментализм  и безопасность» в общих чертах сформулирована на Стокгольмской конферении в 1972 г.

Экологические проблемы трансформируются в геополитический процесс. Выделим типы  войн и критических ситуаций, порождаемых проблемами пользования ресурсами окружающей  среды и связанных с «соседским» положением  государств.

1. Столкновение интересов государств и  транснациональных корпораций в связи с правовым урегулированием использования условий  и ресурсов планетарного значения. Здесь речь  идёт прежде всего о принципах «Открытых ресурсов» (проблемы мирового климата) и «Лесной концепции», решение о создании которых  принято на Конференции ООН в Рио-де-Жанейро в 1992 г.

2. Противоречия между государствами и  этническими группами в местах прохождения  естественно-природных рубежей. Эти территориальные образования можно назвать экогеографическими узлами международных и этнических противоречий.

Наиболее острые проблемы наблюдаются: 

·        в пограничных районах с богатыми природными ресурсами, особенно нефтью; 

·        в межгосударственных речных бассейнах;  

·         в горных нишах проживания малых народов (от 200 до 600 млн. чел. на планете);  – в лесных и пастбищных ареалах.

Много проблем между странами накоплено  в экономических океанических зонах, в частности, между Таиландом и Мьянмой, Вьетнамом и  Малайзией, между Чили, Перу и Эквадором, между Японией, Россией и Республикой Корея.

3. Особенно много критических ситуаций  возникло в связи с водопользованием. Примерно 240 больших речных систем в мире сопряжено с национальными границами [15]. Очень сложная ситуация по поводу водопользования сложилась на Ближнем и Среднем  Востоке, где практически все реки являются  пограничными.

Не менее сложная ситуация в этом отношении наблюдается также в Индостане. Серьезные противоречия на грани вооруженных конфликтов существуют между Непалом, Индией и  Бангладеш по использованию вод рек Брахмапутры и Ганга; между Индией и Пакистаном –  по поводу реки Инда.

4. Систематические данные о миграциях, вызванных экологическими причинами, в статистике отсутствуют. Отдельные факты таковы: в результате экологических кризисов и катастроф в конце 90-х годов прошлого века в  БуркинаФасо и Нигере насчитывалось до 1  млн. перемещённых лиц в каждой из стран, в  Чаде – 0,5, в Мавритании – 0,25, в Мали – 0,2  млн. чел. [15].

Необходимо отметить, что одним из основных направлений предотвращения локальных  кризисов и войн в мире является исключение  поставок вооружений в горячие точки планеты.

Литература 

1. Барынькин В. Локальные войны на современном этапе: характер, содержание, классификация //  Военная мысль. 1994. № 6. С. 7–11.

2. Клименко А. К вопросу о теории военных конфликтов // Военная мысль. 1992. № 10. С. 22–28.

3. Усиков А., Яременко В. Анатомия «малых войн» //  Независимое военное обозрение. 1998. № 4. С. 4.

4. SIPRI Yearbook 1999: Armaments, pisarmament  and International Security. Oxford University Press, 1999.

5. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? //  Полис. 1994. №1. С. 33–48.

6. Dingemann R. Konflikte und Kriege seit 1945.

Daten, Fakten, Hintergrunde. – Zwikau: Westermann, 1996.

7. Косолапов Н. Конфликты постсоветского пространства и современная конфликтология // Мировая  экономика и международные отношения. 1995. № 10.

С.5–17; 1995. № 11. С. 36–48; 1995. № 12. С. 35–47;  1996. № 2. С. 5–39.

8. Лысенко В. Региональные конфликты в странах СНГ // Полис. 1998. № 2. С. 18–25.

9. Шушков П. Война – экологичен бумеранг за  човечество // Военен журн. 1998. № 1. С. 72–77.

10. Сергеев В. Война и экология // Зарубежное  военное обозрение. 1997. № 4. С. 8–12.

11. Проблемы глобальной безопасности. – М.:  ИНИОН РАН, 1995.

12. Ванин М. Минная опасность в Камбодже //  Зарубежное военное обозрение. 1997. № 4. С. 55.

13. Яременко В., Усиков А. Послевоенные годы, полные войн // Независимое военное обозрение. 1999.

№ 17. С. 6–7.

14. Иванов А. О применении НАТО боезарядов с  обедненным ураном против СФРЮ // Зарубежное  военное обозрение. 2000. № 5. С. 11–12.

15. Baechler G. Violence throiught environmental  discrimination. – Dordrecht/Boston/London, 1996.

 



[1] МГУ им. М.В. Ломоносова

[2] Опубликована в БЮЛЛЕТЕНЕ «ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И ОХРАНА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ В РОССИИ», 2002, № 1-2 160  ОХРАНА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ