Д.М.Гвишиани

КРАТКИЙ ОБЗОР ДОКЛАДОВ РИМСКОМУ КЛУБУ

Содержание

Глобальные модели

«Пересмотр международного порядка»

«Революция сознания»

«Маршруты, ведущие в будущее»

 

 


Пытаясь воззвать к людям планеты, Римский клуб занялся организацией научных исследований глобальной проблематики и широкой публикацией полученных результатов в форме докладов. За более чем 25 лет был проведен анализ важнейших мировых проблем, разработаны научные методы, вошедшие в арсенал новой науки  - глобалистики, высказаны практические рекомендации, предложены альтернативные сценарии мирового развития. Серия докладов Римскому клубу наглядно отражает историю становления глобального мышления. Всего по заказу Римского клуба было подготовлено около 20 докладов и один доклад (отчет) был сделан самим Клубом.

 


Одной из главных своих задач Римский клуб изначально считал привлечение внимания мировой общественности к глобальным проблемам, вернее, к цельному и сложному клубку проблем, который принято называть «проблематикой».

Термин «глобальная» или «мировая проблематика» был порожден осознанием мира как единой системы, для существования и развития которой необходимо общими усилиями справиться с рядом проблем, не поддающихся локальным, частным решениям. Такое осознание мира часто связывают с «новым глобальным мышлением». Становление глобального мышления и связанной с ним научной проблематики происходило медленно и болезненно. До сих пор идут споры о том, какие проблемы считать истинно глобальными, а какие  - универсальными, т. е. имеющими разные формы в разных странах и разных политических системах; какими способами нужно и можно решать эти проблемы; как координировать направленные на их решение усилия.

Но первой трудностью, с которой столкнулся Римский клуб, решив предупредить людей об опасности, связанной с возникновением и обострением глобальных проблем, стал сам способ подачи такой информации.

В предыдущей статье уже говорилось, что создатели клуба задумывали его как некий форум, представляющий самые разные взгляды и мнения, где нет или не обязательна единая точка зрения. Римский клуб организует и проводит ежегодные конференции и обращается к общественности с так называемыми «докладами Римскому клубу». Доклады эти готовят независимые рабочие группы, исследующие по заказу Клуба критические аспекты складывающейся в мире ситуации.

Заказ Клуба определяет лишь тему и гарантирует финансирование научных исследований, но ни в коем случае не влияет ни на ход работы, ни на ее результаты и выводы; авторы докладов, в том числе и те из них, кто входит в число членов Клуба, пользуются полной свободой и независимостью. Заметим, что работы финансируются не из средств Клуба, который располагает весьма скромным бюджетом, а из внешних источников, обычно путем привлечения различных фондов.

Получив готовый доклад. Клуб рассматривает и утверждает его, как правило, в ходе ежегодной конференции, нередко в присутствии широкой публики  - представителей общественности, науки, политических деятелей, прессы, - а затем занимается распространением результатов исследования, публикуя доклады и проводя их обсуждение в разных аудиториях и странах мира.

Глобальные модели

К первому докладу, который должен был привлечь всеобщее внимание, предъявлялись особые требования. Президент Римского клуба Аурелио Печчеи писал: «Научные статьи, вдохновенные речи, декларации, манифесты, конференции и симпозиумы  - самый распространенный способ чтения проповедей относительно узкому кругу уже обращенных в веру людей. Все эти формы воззваний, как правило, не доходят до широкой общественности.

В свое время обширные возможности общения с широкой аудиторией предоставляли средства массовой информации. Однако сейчас они выдают такое огромное количество самых противоречивых сведений, что люди пребывают в постоянном недоумении. Как уловить существенное, отбросить второстепенное и, наконец, как на основании всего этого прийти к разумным выводам, и к каким именно. Конечно, надо было использовать все существующие технические средства.

«…Нам казалось, что воззвание Римского клуба произведет нужный эффект лишь в том случае, если оно будет представлено в какой-то новой, непривычной, образной форме. Это должно было напоминать лечение шоком. Ведь до тех пор, пока люди с различными уровнями образования не смогут увидеть действительность такой, как она есть, а не такой, какой она была раньше или какой они хотели бы ее видеть, - им так и не постигнуть смысла мировой проблематики. И надо было сделать так, чтобы как можно больше людей смогли совершить этот резкий скачок в своем понимании действительности»  (Печчеи А. Человеческие качества. С. 128–129).

Итак, цель первого доклада  - «шоковая терапия». Он должен был наглядно и убедительно показать порочность глубоко укоренившегося в современной цивилизации стремления к росту, в первую очередь, к расширению промышленного производства, и показать это с помощью такого «объективного» средства, как математическая компьютерная модель. Определение «объективное» взято в кавычки потому, что, в ходе развития компьютерного моделирования очень быстро выявилось: модель неизбежно отражает взгляды, идеи и предпочтения разрабатывающих ее исследователей и это проявляется уже при отборе закладываемой в нее информации. Но здесь мы не будем касаться многочисленных методологических тонкостей. Компьютерная модель развития глобальной системы представлялась именно тем наглядным, убедительным и объективным средством, которое искали члены Римского клуба.

Результаты прогонов модели, представленные в первом докладе Римскому клубу «Пределы роста» (1972), - поразили мир и вызвали ожесточенные, долго не утихавшие споры и возражения. Специалисты сочли модель неадекватной и неспособной отразить всю сложность мира и мировой проблематики, а концепцию «нулевого роста», отразившую опасности экономического роста, опасной и вредной. Члены Римского клуба приобрели репутацию «неомальтузианцев» и «технократов».

Неоднозначно отнеслись к первому докладу и сами члены Римского клуба. Так, известного немецкого специалиста в области системного анализа Эдуарда Пестеля, по его собственному признанию, уже при самых первых прогонах насторожило то, что «не было сделано ни малейшей попытки описать «мир», или, по крайней мере, пару «Север–Юг». «Когда же, - продолжает Пестель, - по моему настоянию такая попытка была сделана, оказалось, что метод «системной динамики» не годится для работы с региональной мировой моделью. Мир, рассматриваемый как монолитная целостность, приобрел не обобщенность, а однородность. Сама суть мировой проблематики  - внутренняя противоречивость  - оказалась искаженной».

Опираясь на многочисленные критические замечания и собственные соображения, касающиеся сложности глобальной системы. Эдуард Пестель и американский математик Михайле Месарович приступили к разработке иной модели мира на основе предложенной Месаровичем в конце 60-х гг. теории многоуровневых иерархических систем.

Обосновывая свой подход, Михайле Месарович писал: «Чтобы надежно, достоверно и системно охватить весь комплекс факторов, связанных с проблематикой, модель должна иметь иерархическую структуру, где каждый уровень иерархии отражает эволюцию мировой системы в контексте, сформированном определенным набором законов и принципов. Среди этих уровней можно назвать геофизический, экологический, технологический, экономический, институциональный, социально-политический, культурноценностный и уровень биологии человека. Такой подход позволяет оптимально использовать подтвердившиеся научные знания и доступную фактическую информацию» (Цит. по: Clark John, Cole Sam et al. Global Simulation Models. London: John Wiley and Sons, 1975. P. 16).

Если компьютерная модель Медоуза основывалась примерно на тысяче математических уравнений, то модель Месаровича–Пестеля содержала их более двухсот тысяч; она описывала 10 подсистем  - регионов мира  - и использовала более разнообразную информацию. Ее создатели задались целью не только более адекватно описать глобальную ситуацию, но и снабдить политиков надежным инструментом, помогающим в процессе принятия решений.

В 1974 г. Месарович и Пестель, обобщив результаты прогонов модели, представили Римскому клубу второй доклад под названием «Человечество на перепутье», предлагающий в ответ на критику идеи «нулевого роста» концепцию «органического роста», согласно которой каждый регион мира должен выполнять свою особую функцию, подобно клетке живого организма.

Органическое развитие  - это системное и взаимозависимое развитие, когда ни одна подсистема не может изменяться в ущерб другой, и прогресс в одной из них возможен только при условии прогрессивных процессов в других. Но это и многоаспектное развитие, при котором каждая подсистема изменяется по-разному и характер изменения со временем становится другим. Чтобы обеспечить непротиворечивость мира, цели его развития должны быть гармонично скоординированы. Чтобы система была мобильной и гибкой, развитию ее составных частей не должны мешать неожиданные воздействия, которые не затрагивают главные для работы целого функции. Особо важны качественные характеристики изменений, непреложно направленных на благосостояние людей.

«Хватит ли у человечества ума, сил и желания принять разумную систему такого перехода», - спрашивали в докладе «Человечество на перепутье» его авторы.  - Учитывая исторические прецеденты, можно с полным основанием усомниться в этом, если только подобный переход не будет вызван какой-то серьезной необходимостью.

Именно так обстоит дело сейчас, когда разразившиеся и грядущие кризисы  - энергетический, продовольственный, сырьевой, наконец, экологический  - «помогают» выявить ошибки, послужить катализаторами, движущей силой необходимых перемен, оборачиваясь, в сущности, скрытым благом.

Разрешение кризисных ситуаций будет зависеть от того, какой из двух путей  - недифференцированный рост, неизбежно ведущий к катастрофе, или органический рост и развитие выберет человечество» (Mesarovic M. and Pestel E. Mankind at the Turning Point: The Second Report to the Club of Rome. New-York: E. P. Dutton and Co. Inc., 1974).

Концепция «органического роста» была всецело принята Римским клубом и до сих пор остается одной из основных отстаиваемых им идей, поэтому поговорим о ней подробней.

На первый взгляд она выглядит привлекательней идеи «нулевого рота», но при ближайшем рассмотрении возникает множество вопросов. Поможет ли органический рост сохранить запасы невозобновляемых ресурсов? Авторы проводят аналогию с биологическим ростом, когда при достижении организмом определенных размеров простое воспроизводство однотипных клеток сменяется их дифференциацией в соответствии с функциями тканей органов. Но можно ли сказать, что это позволяет сэкономить количество живых клеток, уменьшить запасы необходимых организму питательных веществ? Можно ли вообще проводить такую аналогию? Ведь в биологических организмах дифференциация сопровождается тщательным отбором, механизм которого исследован лишь в самых общих чертах (теория эволюции Дарвина, генетический механизм закрепления «целесообразных» мутаций пр.). Одинаково опасны

и наивное представление об органичности как результате естественного развития (тогда глобальные проблемы вообще не должны нас волновать, поскольку органическое развитие само собой спасет мир от кризисов),

и его догматическое толкование, когда эталон органичности диктуется социальной, политической, экономической или культурной установкой.

Представляется, что обе концепции  - и «органического», и «нулевого» роста  - ограничены и по задачам, и по возможностям. Едва ли не все современные глобальные «болезни», начиная с проблем войны и мира и кончая задачами борьбы с неравномерностью развития разных регионов, связаны с резким увеличением числа побочных эффектов. Эти эффекты вызваны процессами, которые еще вчера казались внутренними, локальными, с неуклонным ростом числа и интенсивности взаимосвязей, определяющих развитие современного мира. Фундамент, на котором основывались частные стратегии развития, общемировая расстановка политических сил, взаимоотношения людей с природой, стал зыбким и хрупким под воздействием событий, на первый взгляд никак со всем этим не связанных.

Никогда раньше необдуманное технологическое решение не угрожало жизни миллионов людей, не имело необратимых последствий. Никогда раньше технический прогресс в одной стране не ставил под угрозу существование целых отраслей промышленности в других странах. Никогда раньше политические потрясения на вчерашней «окраине» мировой политической системы не вызывали таких бурь в ее центре…

Список подобных эффектов все увеличивается, и это значит, что масштабы человеческой деятельности вывели мир на новый уровень, где беды от побочных эффектов каких-либо действий часто превышают пользу, на которую эти действия рассчитаны. Казавшееся вчера устойчивым равновесие в социальной, экономической, культурной, экологической сфере сегодня надо оберегать и поддерживать. И взрыв интереса к глобальной проблематике можно считать сознательной попыткой глубже заглянуть в суть новых механизмов поддержания и восстановления равновесия, найти принципиально новые решения этой задачи.

Но даже перед лицом глобальных проблем люди мыслят привычными категориями, пытаются вернуться к стабильности старого толка. Сегодня как никогда раньше необходимо новое мышление, которое учитывает взаимосвязь процессов, происходящих в современном мире, ситуацию, порожденную научно-техническим прогрессом, условия ядерного века. Сегодня уже нельзя изолироваться от окружающего мира, построить непроницаемую стену, которая встала бы на пути нежелательных последствий собственной или чужой деятельности.

В основе идей «нулевого» и «органического» роста лежит именно стремление ограничить ту или иную форму роста и найти выход за счет разнообразия этих форм. То же устаревшее понимание определяет современную стратегию экологической защиты, торгового протекционизма, стихийные движения к патриархальным ценностям, национальной или расовой изоляции. Все это не снимает, а усиливает противоречия развития. Стратегии изоляции или противодействия не решают и не могут решить долговременных задач, возникших на современном этапе развития.

Изоляция в современном мире попросту невозможна, а вместо противостояния нам придется выйти на новый уровень взаимодействия, признав объективную реальность, чтобы не «переделывать мир», а налаживать жизнь на этом новом уровне. Другими словами, вместо поисков способов защиты от негативных последствий процессов, происходящих в старой структуре, надо пытаться перейти к новой структуре «кооперативного» взаимодействия, когда новые процессы станут одним из источников будущего развития.

Первые доклады Римскому клубу, особенно «Пределы роста» с его всемирным резонансом, дали мощный толчок работам в области глобального моделирования, развернувшимся в 70-е гг. Однако с разработкой все новых и новых моделей они привлекали все меньше и меньше внимания общественности, становясь узкой сферой деятельности и интересов специалистов. Римский клуб прислушался к многочисленным упрекам в «техницизме» и стал искать более широкие подходы к глобальной проблематике.

«Пересмотр международного порядка»

Через год с небольшим после публикации доклада «Пределы роста», когда дебаты о нем были в полном разгаре, разразился нефтяной кризис, ярко высветивший отрицательные стороны существующего международного экономического порядка. К тому времени уже высказывалась серьезная озабоченность состоянием мировой валютной системы, испытавшей настоящий шок в конце 60-х  - начале 70-х гг., когда по разным странам мира прокатилась волна инфляции, а также мировой торговли в рамках ГАТТ, вызывавшего все большее недовольство развивающихся стран.

Эти проблемы стали предметом обсуждения в Организации Объединенных Наций при участии Римского клуба. Высказанные в ходе дискуссии предложения не удовлетворили членов Клуба и было решено организовать разработку собственного проекта перестройки структуры мировой экономики. Вскоре проект получил более общее название  - «Пересмотр международного порядка», поскольку, по общему мнению, ставя акцент на экономических проблемах, нельзя оставлять в стороне социально-политические вопросы.

Руководство рабочей группой взял на себя известный нидерландский экономист, лауреат Нобелевской премии Ян Тинберген. Позже он так сформулировал свои задачи: «Признавая важность принятых ООН резолюций и Хартии экономических прав и обязанностей государств, но сознавая в то же время неопределенность и спорность многих их положений, доктор Печчеи предложил мне создать и возглавить группу специалистов, способных ответить на вопрос: можно ли предложить руководителям и народам стран мира такой новый порядок, который позволит реально и наиболее полно удовлетворить основные потребности сегодняшнего дня и, возможно, нужды будущих поколений?» (RIO: Reshaping the International Order. A Report to the Club of Rome/Tinbergen, Dolman van Ettinger (Eds.), New-York: E. P. Dutton. 1976).

Третий доклад Римскому клубу был опубликован в 1976 году. Он существенно отличался от двух первых докладов. Здесь не применялась специальная научная методология, а выдвигались конкретные рекомендации, касающиеся принципов поведения и деятельности, основных направлений политики, создания новых или реорганизации существующих институтов, чтобы обеспечить условия для более устойчивого развития мировой системы. Ожидалось, что доклад РИО, как его сокращенно называли по английской аббревиатуре (Reshaping the International Order), будет иметь значительное политическое звучание.

Одна из основных идей доклада  - идея взаимозависимости, мысль о том, что неразрывные связи между поступками и делами всех людей на Земле не позволяют действовать только ради собственной выгоды. Главной целью мирового сообщества его авторы назвали обеспечение достойной жизни и умеренного благосостояния всех граждан мира. По их оценкам, в 1970 году средний доход самых обеспеченных слоев мирового населения был в тринадцать раз выше среднего дохода беднейших слоев; разрыв же между самыми высокими доходами наиболее развитых стран и самыми низкими наиболее отсталых оказался во много раз больше. Чтобы сблизить средний уровень доходов в мировом масштабе, в докладе рекомендовалось развитым и развивающимся странам принять разные темпы среднегодового роста доходов душу населения, а именно, чтобы при росте доходов в развивающихся странах на 5 процентов в год, развитые страны оставались на прежнем уровне. Для этого необходимы кардинальная перестройка властных структур во всем мире и во всех областях (технической, экономической, политической, военной), новая практика международных отношений, институциональной деятельности, рыночной системы и многое другое.

В заключительной части доклада Элизабет Манн-Боргезе, принимавшая участие в его разработке, редактор Британской энциклопедии, политолог, писала: «Пороки общества потребления, на мой взгляд, скорее следствия, чем причины трудностей, с которыми сталкиваются некоторые благополучные страны… Причины потребительского образа жизни, гонки вооружений, злоупотреблений технологией и неоколониализма кроются во внутренней и внешней политике, во властных структурах: военно-промышленно-научном комплексе, в «корпоративном обществе». Это структурные и в глубоком смысле политические причины. Мне представляется приоритетной задачей погасить их негативное влияние. Все остальное приложится» (Ibid. P. 232).

Новую идеальную социальную организацию людей третий доклад Римскому клубу назвал «гуманистическим социализмом», обеспечивающим равные возможности внутри и между странами, основываясь на универсальных человеческих ценностях.

От третьего доклада ждали многого, но надежды не оправдались. Время для его появления было упущено: состоялась дискуссия в ООН, были опубликованы доклады, посвященные тем же вопросам. В частности, доклад «комиссии Пирсона», сформированной по инициативе Мирового банка и министра обороны США Роберта Макнамары, и доклад «комиссии Брандта», рекомендовавшей пересмотреть кредитную систему. Предлагалось наладить более тесное взаимодействие между частными банками, правительственными органами, институтами ООН, Мировым банком, Международным валютным Фондом и внести изменения в соглашения ГАТТ в пользу развивающихся стран. Доклад РИО прошел практически незамеченным. И глубоко задетые этим члены Римского клуба приступили к разработке новой стратегии своей деятельности.

«Революция сознания»

Следующий этап в деятельности Римского клуба отмечен переходом от количественного анализа глобальных проблем к качественному анализу человеческого бытия, системы целей и ценностей. На первый план вышла концепция «нового гуманизма», идея о первостепенном значении личных человеческих качеств, которые обеспечат «человеческую революцию», «революцию сознания» и преображение общества.

Все эти понятия появились в опубликованном в 1977 г. докладе под названием «Цели для человечества». Основой для него стала концепция глобальной солидарности, путь к которой откроют «революция мировой солидарности», перестройка сознания, формирование нового «глобального этноса», когда нормы поведения человека и нормы государственной политики будет определять «новый стандарт гуманизма».

Чтобы начать «революцию мировой солидарности», необходимо было, по мнению авторов, сформулировать цели мирового развития и познакомить с ними широкую общественность. Рабочая группа под руководством профессора философии, системных наук и политологии Эрвина Ласло проанализировала на национальном и транснациональном уровнях «атлас целей» различных регионов, стран, церквей, многонациональных корпораций, ООН, других международных организаций. Было опрошено максимально возможное число представителей самых разных сфер и направлений человеческой деятельности, и выдвинула четыре глобальные цели для достижения  глобальной безопасности: 

v   прекращение гонки вооружений, исключение войн и конфликтов, отказ от насилия; решение продовольственной проблемы в глобальном масштабе 

v   ликвидация голода, создание мировой системы, позволяющей удовлетворить потребности в продовольствии всех людей на Земле; глобальный контроль за использованием энергетических и сырьевых ресурсов 

v   разработка рационального и экологически безопасного энергопользования, контроль над технологией, экономически эффективное природопользование; глобальное развитие, ориентированное на качественный рост, а именно 

v   повышение качества жизни, социальная справедливость в распределении материальных и духовных благ.

Авторы доклада попытались предложить и несколько практических сценариев «революции мировой солидарности».

По  одному из сценариев главная роль отводилась религиозным общинам и интеллектуальным группировкам, которые, осознав кризисную ситуацию, окажут воздействие на национальную политику и народные массы, организуя проповеди и научные дискуссии, провозглашая и утверждая новые цели и ценности, влияя на мировосприятие людей и сплачивая их и одновременно вынуждая действовать правительства и финансово-промышленные круги.

По другому сценарию политические лидеры, правительственные круги организуют обсуждение насущных проблем, привлекая к ним внимание ученых и религиозных деятелей, которые с помощью средств массовой информации воздействуют на общественность, побуждая людей изменить способы потребления, что, в свою очередь, влияет на бизнес.

Возможна и иная последовательность действий: правительство обращается к бизнесменам с призывом проводить необходимые реформы, бизнесмены вступают в контакт с религиозными деятелями и влиятельными представителями науки и культуры, обладающими авторитетом в глазах общественности. Ученые, религиозные деятели, представители деловых кругов одной страны могут повлиять на своих коллег в других странах, после чего можно будет «всем миром» рассмотреть критические проблемы и выработать общие пути решения.

В то же время шла работа над серией докладов, посвященных отдельным наиболее важным аспектам мировой проблематики. Одновременно с докладом группы Ласло в 1976–78 гг. разрабатывался проект под названием «За веком расточительства», гле детально рассматривалась затронутая в «Пределах роста» проблема природных ресурсов. Коллектив исследователей возглавили известный британский физик Деннис Габор, удостоенный в 1971 г. Нобелевской премии за открытие голографии, и итальянский специалист в области управления Умберто Коломбо. Они попытались исследовать мировой научно-технический потенциал, выявив возможности его использования для решения энергетических, сырьевых и продовольственных проблем. Докладчики утверждали, что современный уровень развития науки и техники позволяет решить практически все проблемы, связанные с дефицитом сырья, ресурсов, энергии и продуктов питания.  Пределы экономического роста, возникновение и обострение глобальных проблем обусловлены недостатками социально-политических механизмов и институтов. И, чтобы обеспечить дальнейшее поступательное развитие цивилизации, необходимо построить «зрелое общество» с высоким качественным уровнем жизни для людей Земли при условии их разумного отношения к природе.

В 1979 г. появились сразу два доклада Римскому клубу: «Энергия: обратный счет», французского ученого, профессора Национальной школы искусств и ремесел Тьерри Монбриалем. Он предупреждал о возможности «второго энергетического кризиса». Второй доклад «Нет пределов обучению» подготовлен под руководством американского специалиста в области образовании Джеймса Боткина, ученого из Марокко Махди Эльманджры и профессора Бухарестского университета Мирчи Малицы. К этой серии докладов можно причислить и более поздний проект «Будущее Океанов», завершенный в 1984 г. под руководством Элизабет Манн-Боргезе.

В докладе «Нет пределов обучению» основными целями человечества названы выживание и обеспечение человеческого достоинства. Возможность трансформации мира, по мнению авторов, открывает концепции «инновационного обучения», под которым понимается не только школьное, университетское или профессиональное образование, но и широкий общий подход к жизненному поведению и мировоззрению человеческой личности, основанный на «человеческой инициативе».

Воспитание, развитие сознания человека должно быть «предвосхищающим» вместо нынешнего «запаздывающего», которое неспособно вести человека в ногу со временем, а лишь адаптирует его к уже случившемуся.

Авторы доклада призвали строить будущее, срывая с него налет непроницаемости, предложили обучать людей адекватному поведению перед лицом новых ситуаций, предвидению будущего, оценке последствий принимаемых решений, активному участию в формировании будущего. Человек должен участвовать в общественной жизни так, чтобы было обеспечено органическое сочетание прав личности и ее ответственности за судьбу человечества, свободное развитие каждого и интеграция всех людей в единое сообщество в условиях глобального сотрудничества, основанного на гуманистических ценностях.

«Маршруты, ведущие в будущее»

В 80-е гг. появляются доклады Римскому клубу, объединенные одной широкой темой, постоянно заботившей его членов, - проблемой взаимоотношений между «Севером» и «Югом», разрыва между развитыми и развивающимися странами. Это работы Мориса Гернье, сотрудника министерства национальной экономики Франции «Третий мир  - три четверти мира» (1980); «Императивы сотрудничества между Севером и Югом» (1981) Жана Сен-Жура, директора Департамента экономического прогнозирования министерства финансов Франции; «Третий мир способен себя прокормить» (1984) Рене Ленуара и «Босоногая революция» (1988) Бертрана Шнайдера.

Гернье анализирует исторически сложившиеся пути экономического и культурного развития стран Азии, Африки и Латинской Америки и предлагает альтернативные направления, предусматривающие возможность самообеспечения развивающихся стран, для чего, по мнению автора, необходима реорганизация сельского хозяйства на принципах децентрализации.

В «Босоногой революции» рассматривались практические результаты нескольких малых проектов, осуществленных в странах Азии, Африки и Латинской Америки различными исследовательскими рабочими группами. Предлагалось перейти от микропроектов к интегрированным программам развития, разработанным с учетом глобальной перспективы, и проводить эти программы силами неправительственных организаций,  прекрасно зарекомендовавших себя в ходе уже осуществленных проектов. Это в сущности новый подход к развитию: инициатива переходит от Севера к Югу; приоритетным для политики становится удовлетворение потребностей сельского населения; больше внимания уделяется не импорту–экспорту продовольствия, а его местному производству и потреблению. «Босоногой революцией» Шнайдер называет процессы, происходящие сегодня в развивающихся странах. Это, по его мнению, мирная, ненасильственная революция, не вязанная  политическими партиями и идеологическими структурами, но способная перерасти либо в плодотворное политическое движение, либо в анархический разрушительный процесс в зависимости от того, какие силы умеют ей воспользоваться.

Опубликованный в 1980 г. доклад «Маршруты, ведущие в будущее», автором которого стал директор Международного института управления Богдан Гаврилишин (США), вновь вынес на обсуждение модель будущего мирового порядка, основанного на сосуществовании различных культур, религий, образов жизни, на коллегиальном руководстве, представительной демократии на высоком уровне и прямой на более низких.

В своих рассуждениях Гаврилишин опирался на три, на его взгляд, основных качества человека:

v   способность накапливать знания и опыт, обмениваться информацией, связанной с формированием будущего,  

v   творческие возможности, интуицию, позволяющие делать неожиданные открытия, глубоко познавать окружающее;

v    способность организовывать личную и общественную жизнь во всех ее разнообразных аспектах, способность руководствоваться ценностными представлениями, для осуществления которых необходимы определенные условия.

Проявление этих качеств, по мнению Гаврилишина, тесно связано с эффективностью общества. Доминирующая в государстве система ценностей определяет систему норм поведения, закрепленную в идеологии, юридических и моральных кодексах. Организационные способности человека, отвечая ценностям и нормам поведения, отражаются на политическом руководстве обществом и позволяют создать другой ключевой элемент общественного строя  - экономическую систему. Наконец, способности человека к обучению и изобретательству порождают еще один ключевой элемент  - технологию.

По Гаврилишину, с течением времени ключевые компоненты общественного строя  - система ценностей, политическая, экономическая и технологическая системы  - изменяются, причем разными темпами: система ценностей очень медленно. Устойчивостью отличается и политическая система, тогда как технология в последнее время развивается с огромной скоростью.

Когда одни элементы начинают изменяться, а другие стремятся стоять, возникают кризисные явления, продолжающиеся до тех пор, пока не возникнут новые ценности и нормы поведения. Легче всего внести изменения в экономическую систему, скажем, перейти от свободной торговли к регулируемому рынку, но попытки изменить систему политическую, как правило, наталкиваются на серьезное сопротивление. В пример Гаврилишин приводит три системы ценностей в трех государствах США, СССР и Японии.

В США индивидуальная конкуренция породила идею противодействия, определившую политическое руководство - парламентарную демократию с разделением законодательных, исполнительных и юридических органов. А также экономическую систему, основанную на свободном предпринимательстве. Но неограниченная свобода конкуренции и предпринимательства, по Гаврилишину, более не способна обеспечить эффективность общественного строя.

Советское государство провозгласило принципы равенства и коллективизма. Вкладывая в общий фонд «по способностям», советский человек принял политическую власть, действующую в отсутствии какой-либо официальной оппозиции, и централизованную экономическую систему. На практике ее эффективность оказалась очень низкой, несмотря на обеспеченность страны ресурсами, запасы плодородных земель и потенциал квалифицированной рабочей силы.

И, наконец, Япония, где преобладают ценности и нормы группового сотрудничества, корни которого в единомыслии и согласии внутри семьи, основанной на строгих принципах патернализма. В политической системе представители различных слоев общества, придерживающиеся разных взглядов, участвуют в процессе принятия решений, отыскивая единую точку зрения и разделяя ответственность за последствия.

Гаврилишин утверждает, что принципы группового сотрудничества живут в любом обществе, хотя часто либо дремлют, либо остаются в пренебрежении в атмосфере лихорадочной конкуренции. Если пробудить их, то во всем мире, в конце концов, установится общественный строй, основанный на этих ценностях. Строй, который, конечно, обретет разные институциональные формы в разных государствах, соответствуя их историческому опыту, уровню развития, масштабам, качеству человеческих и материальных ресурсов.

Несколько особняком в ряду докладов Римскому клубу стоят доклады Орио Джарини «Диалог о богатстве и благосостоянии» (1980), а также доклад «Микроэлектроника и общество» (1982), представляющий собой сборник статей.

В первом из них видный итальянский экономист Джарини проводит глубокий анализ современных экономических тенденций и обращается к мышлению, породившему нынешнюю экономическую систему. Он предлагает пересмотреть понятия «богатство» и «благосостояние», задуматься о способах потребления и создать новую концепцию экономики, представляющую собой синтез экономики и экологии, найти новую стратегию накопления богатства и достижения благосостояния, опираясь на эколого-экономические ценности.

В докладе «Микроэлектроника и общество: на радость или на горе» польского философа-марксиста Адама Шаффа и западногерманского ученого Гюнтера Фридрихса на большом фактическом материале рассмотрены различные аспекты компьютеризации. Рассмотрены последствия вторжения микропроцессоров во все сферы жизни общества, особенно в промышленное производство, информационное обеспечение и образование.

Микроэлектронная революция, с одной стороны, открывает возможности для повышения производительности труда и эффективного обмена информацией, развития экономики услуг.  А с другой стороны,  ведет к массовым увольнениям в традиционных отраслях промышленности. К усилению контроля над людьми и давления на них с помощью электронных досье и, в конце концов, к роботизации человека. Исследователи видели свою задачу в том, чтобы поставить проблемы и призвать к их осмыслению и решению.

Из докладов Римскому клубу особого внимания заслуживает доклад Эдуарда Пестеля «За пределами роста» (1987). В нем обсуждались актуальные проблемы «органического роста» и перспективы возможности их решения в глобальном контексте, учитывающем как достижения науки и техники, включая микроэлектронику, биотехнологию, атомную энергетику, так и международную обстановку.

Автор доклада приходит к выводу, что «дух ответственности должен и может пройти сквозь все местные государственные и региональные границы. Чтобы люди, обученные решать свои местные проблемы, были духовно и практически подготовлены к решению проблем, затрагивающих наше глобальное всемирное достояние: океаны, внешнее пространство, воздух, которым мы дышим. И главное, надо вооружить людей для борьбы с опасностью, угрожающей их духовному и моральному богатству  - человеческим ценностям. К ним отнесены осознание своих обязанностей и своих прав, терпимость и уважение к разным верам и разным расам, и, наконец, но не в последнюю очередь,  наше социальное и культурное наследие  - основа дальнейшего социального и культурного прогресса. Именно здесь лежит главная возможность открыть перед миром дорогу к органическому росту и развитию.

Посвященный памяти Аурелио Печчеи  - основателя и первого президента Римского клуба  - доклад как бы подводит итоги пятнадцатилетним дебатам о пределах роста и делает вывод о том, что вопрос заключается не в росте как таковом, а в качестве роста.

Наконец, в 1990 г. появляется первый доклад от имени самого Римского клуба, написанный его президентом Александром Кингом и генеральным секретарем Бертраном Шнайдером  - «Первая глобальная революция». Подводя итоги своей двадцатипятилетней деятельности, Совет Клуба снова и снова обращается к произошедшим в последнее время в мире переменам. И  характеризует нынешнее состояние глобальной проблематики в контексте новой ситуации в международных отношениях. Новая экономическая ситуация сложилась после окончания долгого противостояния Востока и Запада, после создания новых блоков и  появления новых геостратегических сил, новых приоритетов в «традиционном» наборе глобальных проблем (развитие, народонаселение, окружающая среда, ресурсы, энергетика, технология, финансы и т. д.).

Введя на первом этапе своей деятельности понятие «проблематики» («problematique»), Римский клуб в последнем, или, вернее, первом собственном докладе предлагает новое понятие  - «разрешение» («resolutique»). Клуб продолжает насущно необходимое обсуждение новых нормативных общественных ценностей. Объектами внимания должны стать взаимодействие культур, болезни и пороки общества, судьбы демократии, переходные процессы в разных регионах мира, проблемы управляемости и управления глобальными процессами. Некоторые из этих проблем уже обсуждались на конференциях Клуба, прошедших за последние годы. И нам остается ждать следующих его работ, обращенных в будущее.

 

 

Печчеи А. Человеческие качества.

Пестель Э. За пределами роста. М.: Прогресс, 1988,

Meadows D. L. et al. The Limits to Growth: A Report for the Club of Rome's Project on the Predicament of Mankind. New York: Universe Books. 1972.

King A. The Club of Rome: Reaffirmation of a Mission // Interdisciplinary Sciences Review. 1986. V. 11. 1. Р. 14.