В.В.Анненков[1]

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ЧЕЛОВЕКА В ЭПОХУ ЭКОЛОГИЗАЦИИ И ГЛОБАЛИЗАЦИИ ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ[2]

 

В ХХ веке антропогенные процессы в обитаемой оболочке Земли стали сопоставимы по силе своего воздействия на эту оболочку с процессами геологическими. Войны и техногенные бедствия вроде Чернобыльской аварии, последствия несоразмерного с природой хозяйствования (обезлесение, опустынивание, истощение обрабатываемых земель и пр.), демографический взрыв в развивающихся странах и антропоцентризм в культуре развитых стран – эти и многие другие факторы, действуя стихийно, трансформировали Биосферу в Ноосферу. То есть в новое состояние, в котором  дальнейшая эволюция Биосферы определяется уже не только природными силами, но и деятельностью людей.

В ХХ1 веке технический прогресс угрожает продолжению жизни на Земле. Настало время задуматься о том, как сочетать технический прогресс с организацией деятельности каждого человека и социума на разных территориальных уровнях.

В организации социума усиливаются тенденции, направленные не «сверху вниз» (от власти к рядовым членам общества) как в тоталитарных государствах, а «снизу вверх» (от граждан к властям разного уровня). Развитие все более зависит от деятельности людей, их территориальных общностей разного масштаба. Остро встали проблемы гуманизации развития, прежде всего - образования и культуры, а в них - вопрос о балансе прав и обязанностей человека.

Культуру в данном случае трактуем как культуру личности, включающую сознание (образы мира и составляющих его объектов, ценности, формируемые индивидуальным опытом, цели и программы деятельности) и сознательную деятельность человека. Человек, испытывая влияние цивилизации, становится личностью, когда отвергает бездумный конформизм и формирует собственную позицию во взаимоотношениях с цивилизацией, причем не только в аспекте построения гражданского общества. 

В ушедшем в прошлое ХХ веке проблема прав человека была поставлена как средство борьбы с тоталитарными режимами, т.е. как проблема социальная. В ХХ1 в. права человека следовало бы рассматривать в более широком контексте,  с учетом социальных тенденций экологизации и глобализации. Обычно эти тенденции анализируют применительно к обществу. Но они значимы и в жизнедеятельности отдельной личности.

Экологизация означает, что физическое и психическое здоровье человека все в большей мере зависит от среды обитания, изменчивой от места к месту. Изменение среды человеком и в угоду человеку должно уступить место бережному воспроизводству и развитию природно-социальных экосистем в интересах современных и будущих поколений.

Глобализация жизнедеятельности (глобальное информационное поле, всемирные экономические связи, перемещения людей в масштабах континентов и всего мира), напротив, вырывает человека из взрастившей его экосистемы и порождает иллюзию свободы от среды обитания, миф, что в любой момент можно перенестись "в чужой монастырь со своим уставом".

Противоречие между экологизацией и глобализацией своей жизнедеятельности каждый человек решает сам. При этом важно соблюдение баланса прав и ответственности за последствия своих поступков.

Начиная с античных обществ, баланс прав и ответственности людей устанавливался государством с помощью законов и кары за их несоблюдение. В обществах, разделенных на богатых и бедных, государство в лице его чиновников нередко встает на защиту богатых перед бедными, сильных перед слабыми, что вызывает справедливое противодействие и борьбу за права человека. Поскольку социальное неравенство чревато взрывами, дальновидные политики разных территориальных уровней (в том числе и в международных организациях) стремятся смягчить его такими средствами как региональная политика, пропаганда прав человека. Таково и провозглашенное ООН Десятилетие образования в области прав человека.

Но нередко такая гуманистическая ценность как права человека извращается рекламой, средствами массовой информации и другими силами в угоду корыстным или мессианским побуждениям. Право человека на свободу передвижения используется богатыми странами для переманивания квалифицированных кадров. Свобода слова трактуется некоторыми журналистами как право на сомнительные сенсации. Право на свободные выборы превращается в видимость при использовании алчущими власти грязных социальных технологий. Такие примеры можно умножить. Главное: в них нарушен баланс прав и ответственности человека, прежде всего – у лиц, принимающих решения.

Будущее наших детей и внуков зависит от наших действий. Стереотипы потребительского общества (в экономике - производство ради прибыли, в социальной сфере - расширение прав человека без упоминания его ответственности перед обществом и природой, перед нашим общим Домом - Биосферой Земли) ведут нас к глобальному кризису. Путь к выходу из кризиса лежит через утверждение новых ценностей и целей в развитии всех и деятельности каждого. На эти ценности и цели ориентируют решения конференции ООН 1992 г. и саммита Рио+10 г.

Итак, для устойчивого развития в ХХ1 веке надо расширить постановку проблемы прав человека,

во-первых, применительно к разным уровням социума (местная община, государство, международное сообщество),

во-вторых, в направлении баланса прав и ответственности человека (особенно - лиц, принимающих решения),

в-третьих, включая ответственность не только перед обществом (местные, региональные и национальные законы), но и нашим Домом - земной оболочкой, поддерживающей жизнь.

Социум должен обеспечить себе ДоБРо – Долгосрочное Безопасное Развитие, а своим членам - равные права и возможности в экономической, политической и культурной сферах.

Личность в социуме должна иметь не только права, но и обязанности, поддерживающие Долгосрочное Безопасное Развитие.

В новой России на смену социалистическим ценностям пришли буржуазные. О человеке говорят даже больше, чем раньше. Но в менталитете менеджеров бизнеса, а также государственных чиновников и руководителей различных фондов человек – товар, который надо подешевле купить и извлечь из него максимальную выгоду. Так и будет, пока экономические отношения будут главенствовать над социо-культурными, экологическими, семейными и другими человеческими отношениями.

Труд почитаться перестал. Он – только товар, причем аналогичный труд в коммерческих структурах и в государственных учреждениях оценивается  в денежном выражении по-разному. Право на равную оплату за равный труд замалчивается.

Каждый человек сам выбирает, какие ценности и, соответственно, социальные отношения для него важнее. Считает ли он себя товаром, который продается за зарплату и нередко превращается в робота для работодателя. Или ставит выше экономических ценностей ценности культурные и отдает труд своему народу, своему профессиональному сообществу, не взирая на несправедливую оплату труда.

Ранее мы предложили такой идеал личности: «Гражданина ХХ1 века мы понимаем как творческую личность со сбалансированным пониманием прав и ответственности на разных социальных уровнях: в семье, в местной экосистеме (т.е. материальной и социальной среде повседневной жизни), в национальной культуре и в человеческой цивилизации. Такая личность может противостоять соблазнам общества потребления, ограничиваться материальными благами, необходимыми для продолжения своей жизни без ущерба для жизни современников и будущих поколений»[3].

Информационная эра открывает перед такой личностью необъятный простор для реализации своего творческого потенциала с одним ограничением: не навреди другим». Обсуждение образа человека ХХ1 века – не только теоретическая, но и практическая задача, особенно актуальная для для реформы образования.

Найдут ли в ХХ1 веке воплощение и развитие эти представления?



[1] кандидат географических наук, Институт географии РАН

[2] Доклад прочитан на Международной Конференции «Личность и социум в третьем тысячелетии в контексте прав человека» (Москва, 23-24.04.2002).С.4 «Соотношение культуры и цивилизации в построении гражданского общества».Доклад нацелен на инициацию междисциплинарной дискуссии о балансе прав и обязанностей в деятельности каждого человека.

[3] Препринт 63 из серии ИСТО МЭИ (28 марта 2002 г.)  В.В.Анненков, В.Ф.Взятышев, А.П.Казакова, А.А.Овсейцев.