Подпись: Дискуссионное поле
 


Будимир ПОЯРКОВ[1]

КРИТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ДОКУМЕНТ ОСОБОЙ ВАЖНОСТИ[2]

Внимательное знакомство с проектом экологической доктрины Российской Федерации вызвало у меня двойственное чувство. С одной стороны, она содержит немало полезного. А с другой - после прочтения появилась неудовлетворённость.

Я это объясняю тем, что, с моей точки зрения, она является как бы шагом назад по сравнению с Концепцией перехода РФ к устойчивому развитию, утвержденной Президентом РФ в апреле 1996 г. По моему мнению, из Доктрины исчезли междисциплинарность и комплексность. Я выскажу лишь четыре общих соображения об её наиболее слабых, с моей точки зрения, сторонах, не останавливаясь на многих положительных моментах.

1. В Доктрине, к сожалению, четко прослеживается отстраненность экологических проблем от экономических и социальных, хотя в нескольких местах есть призывы к эколого-социально-экономическому единству. Но эти призывы остались только словами, поскольку экологические цели и задачи рассматриваются сами по себе, а не в связи с хозяйственной деятельностью. В Доктрине отсутствует целый ряд комплексных понятий, которые представляют собой системное единство экологических, экономических и социальных показателей. К примеру, нет такого понятия, как «качество жизни», которое определяется социальными показателями (средняя продолжительность жизни человека, ожидаемая при рождении, и фактическая - состояние здоровья человека, уровень знаний и образовательных навыков, степень реализации прав человека), экономическими (доход, уровень занятости) и экологическими (отклонение состояния окружающей среды от нормативов). Нет и такого понятия, как уровень экономического развития, в котором также есть очень важная экологическая составляющая, отражающая степень природоёмкости хозяйства (предприятия). Это понятие характеризуется системой показателей уровня удельного потребления (на душу населения, либо единицу ВВП, либо единицу конечной продукции) ресурсов и энергии, и производства отходов, а также степенью нарушенности экосистем (на душу населения и единицу конечной продукции).

В Доктрине нет ни слова о необходимости экологизации всей хозяйственной деятельности и управления ею, и в первую очередь со стороны государства. Отсюда разобщённость экологии и экономики. Из-за такой разобщённости экологические задачи, поставленные в Доктрине, повисают в воздухе - не предусмотрен механизм их реализации. Экологические цели в условиях рынка только тогда начнут реализовываться в хозяйственной деятельности, когда это станет экономически   выгодным субъектам- предприятиям. Поэтому главная роль государственного регулирования экономики как раз и состоит в том, чтобы создать такие «правила игры» на рынке, когда экологически правомерное поведение коммерческих организаций стало бы экономически выгодно.

2. Вряд ли можно согласиться с предложенной формулировкой стратегической цели государственной экологической политики, в которой на первое место поставлен не человек и его благополучие, а «поддержание целостности природных систем и их жизнеобеспечивающих функций». То, что сохранять эту целостность и нормальное функционирование принципиально важно, - бесспорно. Но всё-таки это не цель, а всего лишь непременное условие достижения цели. Для человека в первую очередь важно высокое качество жизни. Потому что одним чистым воздухом население сыто не будет, ему необходима ещё и высокая занятость, и достойный доход, а также хорошее образование детям. Всё это может дать только высокий уровень развития экономики. А обязательным условием при этом как раз и будет сохранение целостности природных систем и их жизнеобеспечивающих функций. Без инноваций и высоких технологий эту целостность не обеспечить. Они (инновации и высокие технологии) сами по себе являются показателями высокого уровня развития экономики. Поэтому стратегической целью государственной политики, с моей точки зрения, должно являться экологически безопасное и устойчивое развитие России в целом и каждого его субъекта в частности, ибо только при таком развитии будет достигнуто междисциплинарное эколого-социально-экономическое единство целей и способов их достижения.

3. В Доктрине не рассмотрен вопрос о том, как формировать критерии оценки, используемые при подготовке и принятии управленческих решений. Без таких критериев оценки все задачи, поставленные в Доктрине, останутся лишь благими пожеланиями. Они не будут включены в процесс подготовки и принятия управленческих решений.

4. В принципиально важном разделе об экологическом воспитании и образовании нет ни одного слова о необходимости изменения сложившейся системы ценностей, жизненных смыслов и ориентиров. Той системы, что руководит нашей профессиональной деятельностью. Без изменений в этой системе нельзя рассчитывать на переход к экологически правомерной деятельности в любой профессии в широком масштабе. Одной передачи знаний явно недостаточно. Нужно помогать людям овладевать искусством учитывать экологический фактор в своей повседневной жизни при формировании целей, мотивов, выборе жизненных ориентиров. Эта огромная и сложная проблема может быть решена не столько введением в учебные планы экологических курсов и разделов, что как раз и предусмотрено в Доктрине, сколько экологизацией всего образовательного процесса. Только в этом случае учёт экологического фактора естественным путём войдёт в образ жизни различных социальных групп населения. Конечно, осуществить это безумно трудно, но хотя бы обозначить её в качестве стратегического ориентира, с моей точки зрения, было бы крайне желательно.



[1]доктор геолого-минералогических наук, профессор Ярославского государственного педагогического университета.

[2] Статья напечатана в газете «Спасение» №10, март 2002.