А.Г. Назаров[1]

БИОСФЕРА, НООСФЕРНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ И РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ: ГОРИЗОНТЫ ЭКОПСИХОЛОГИИ[2]

Содержание

Введение

Экопсихология и экологический принцип единства

Внутренний мир и деятельностная личность  как могущественный экологический фактор

Ядро личности

Ноосферная реальность

 

Введение

В наше время дифференциации, дробления областей знания, приземленности в решении практических задач интеграционные процессы, так необходимые в поиске стратегических направлений развития, скрыты в глубинах повседневности. Не видны на поверхности обыденной жизни. Они проявляются внезапно, порой катастрофически, как новые технологические и научные достижения. Так входили в нашу жизнь электричество и средства связи, атомная энергия и кибернетика, генетика и генная инженерия. А вместе с ними - мировые войны и радиационные катастрофы, экологические катаклизмы и разрушение Природы...

Мы не знаем, какие испытания принесут человечеству в третьем тысячелетии интеграционные тенденции информатики и проникновение в геном человека. Но мы знаем уже сегодня, что новое поколение несет в себе явные признаки грядущих, может быть, цивилизационных изменений личности.

Равнодушие к природе, к ее красоте, разнообразию живого мира; погружение в глуби искусственно создаваемого виртуального мира и массовой электронной субкультуры; алкоголизм; токсикомания; потеря физического и духовного здоровья; все большая оторванность от реальных процессов общественной жизни и связанная с этим политическая индифферентность, часто полная безучастность к происходящему в России в ее переломные этапы развития - таковы некоторые тревожные признаки влияния современной постиндустриальной цивилизации на духовный мир и личность молодого человека, вступающего в Мир. Видимое и скрытое ещё в глубинах личности, влияние наступающего тысячелетия имеет общую экологическую природу.

Личность и экология - проблема новая и в рассматриваемом научном контексте, возможно, ставится впервые. Но практическая потребность целостного изучения пограничной области знания, находящейся на стыке экологии и психологии (предметом исследования которой и служат личность и внутренний мир человека) вполне назрела. Она становится и объективной, и субъективной реальностью.

Экопсихология и экологический принцип единства

В соответствии с классическим определением Эрнста Геккеля, впервые выделившего в 1866 г. экологию как науку, экология изучает взаимодействие живых организмов с условиями окружающей среды, или с экологическими факторами, и друг с другом. Но это узкое определение, достаточное лишь для выделения экологии как специальной научной дисциплины, преимущественно биологической, и совершенно недостаточное для понимания того исключительного значения, которое в наши дни экология занимает в сознании каждого человека и в общественном сознании.

Современная экология состоит из многих удалённых друг от друга научных дисциплин и областей практической деятельности. От оценки загрязнения окружающей среды, сохранения животных, растений, экосистем в биосфере и самой биосферы она вплотную подошла к человеку. Это и акт самосохранения размывающейся экологической целостности, и внутренняя методологическая потребность науки найти точки опоры для дальнейшего роста, удержаться от объективно грозящей опасности утраты своей качественной определенности [83].

Человек в экологии выступает, с одной стороны, как объект экологического изучения, подобно другим живым объектам биосферы, а с другой - как управляющий субъект, от воли, решений и действий которого зависит благополучие и природы и самого человека. Первое направление изучается новой областью экологии - экологией человека, второе - ещё не имеет ни названия, ни методологического оформления в понятийном научном аппарате. Оно выходит за пределы экологии и охватывает смежные области знания - области, центром изучения которых служит личность человека во всей её сложности и многообразии. Это области психологии и связанных с нею психологических отраслей знания.

Как и экология, психология ныне, по мнению ряда учёных-психологов, раздробилась на множество предметных и отраслевых направлений и уже не может рассматриваться как единое целое  [44, 63, 88, 104].. Часть этих направлений, выйдя на грани наук и областей научно-практической деятельности человека, образовала новые научные дисциплины - нейропсихологию, психологию человека, социопсихологию и др. Другая часть, вместе с общей психологией, составляет комплекс теоретических и экспериментальных дисциплин, служащих питательной средой для обогащения формирующихся областей научной и практической деятельности человека.

Новую научную дисциплину, возникающую на грани экологии и психологии, автор предложил назвать экологической психологией или экопсихологией [83, 84]..

Выделение экопсихологии не есть что-то экстраординарное, это и не дань моде в «умножении сущностей» («бритва Оккама»). История науки показывает, что создание отраслей знаний на грани наук является  процессом закономерным и свидетельствует о взаимопроникновении и взаимообогащении пограничных областей. Для нас стали привычными физическая химия и химическая физика, биохимия и биофизика, геохимия и геофизика, входят в жизнь и «тройственные союзы» пограничных наук, такие, например, как созданные В. И. Вернадским биогеохимия [25-27]  и В.В.Сукачевым биогеоценология.

Выделение экопсихологии в качестве самостоятельной научной и  образовательной дисциплины и области реальной практической деятельности - объективная закономерность, продиктованная внутренними причинами саморазвития науки, потребностями экологической и психологической практики. В становлении неповторимого для каждой личности внутреннего мира человека (предмета изучения психологии) важная, если не сказать - огромная роль принадлежит экологической составляющей.

Сущность и притягательную силу экологии, какую бы область она ни охватывала, загадку её возвышения и стремительного взлёта составляет главный экологический принцип - принцип единства живого и его окружения [25, 79]. До сих пор он распространялся лишь на традиционные объекты экологии: растения, животные, экосистемы и их сопряжения.  Экология входит в сферу психологии, в изучение внутреннего мира и  человеческой культуры. Экология культуры или «нравственная экология», в понимании академика Д. С. Лихачева [61], составляет предмет экопсихологических исследований, расширяя и наполняя свежей палитрой красок невидимые ещё ясно, лишь проступающие вдали очертания новых горизонтов экопсихологии. 

Экопсихология, расширяя горизонты традиционной экологии,  изучает новый вид экологического единства: единство человека как биологического вида, живущего в неразрывной связи с биосферой, природой, космосом, с его внутренним субъективным миром, рассматриваемым как экологический фактор. Это единство определяется неотделимостью человека от природы и его рефлексией на социальную окружающую среду, взаимоотношениями с другими людьми, особенностями национального мировосприятия и комплексом других причин и особенностей, формирующих непохожую на других личность человека.

Рассматривая под углом зрения главного экологического принципа формирование и воздействие внутреннего мира человека как мощнейшего динамичного экологического фактора, соизмеримого с природными, в исторической связи с этапами развития человека, от младенчества до возмужания, экопсихология устанавливает условия сохранения и укрепления экологического единства и возможные причины его нарушения, включая «запредельные экологические состояния» - процессы отчуждения, деформации и распада личности.

Для самой экологии и для практики экопсихологии особую актуальность представляют вопросы мотивации принятия (или непринятия) решений, имеющих трудно предсказуемые экологические последствия. Наиболее остро эти вопросы встают при изучении причин возникновения и ликвидации, в частности, последствий радиационных катастроф. По значимости для человечества они относятся к «катастрофам цивилизации» и являются составной частью безопасности страны, континента и мира в целом. Тем самым экопсихология, формируемая на грани фундаментальных наук и прикладных отраслей знания, будет играть существенную роль в планировании и разработке практических мероприятий безопасности.

Наши многолетние исследования причин возникновения и ликвидации последствий Чернобыльской, Кыштымской и других радиационных катастроф, испытаний ядерного оружия показали, что понять их причины невозможно без изучения психологических установок и мотивации принятия решений, оказавшихся губительными для жизни тысяч пострадавших [83, 117].

Экопсихология открывает новые возможности как для глубокого изучения катастроф цивилизации, так и для других феноменов, имеющих катастрофические последствия (наркомания и токсикомания,  алкоголизация, отчуждение человека от природы, деформация личности в условиях массовой субкультуры, утрата нравственных ценностей и др.). При этом мощный инструментарий главного экологического принципа проникает во все сферы жизни человека, помогая, наряду с традиционным психологическим инструментарием, раскрыть сущность единства человека с природными экологическими факторами биосферы Земли и её космического окружения. То есть экопсихология позволит понять и оценить роль внутреннего  мира человека как внешнего экологического фактора.

Экопсихологическое, по-существу, осознание великого принципа экологического единства восходит к самым истокам человеческой цивилизации, культуры древнейших цивилизаций человечества: Индии, Китая, Японии, Ближнего Востока и др.

Исследователи культурных традиций Китая и Японии отмечают, что в основе классической концепции мироздания лежат три "принципа-качества": единство – гармония - ответственность. Взятые в нераздельности, они означают всеобъединяющую цельность мира, присутствие в нём гармонии как некой высшей субстанции,  определяющей естественный ход его развития,  а также ответственность человечества, как неделимой и наиболее активной части этого мира, за сохранение и развитие  гармоничности и целостности мира [105, с. 36-37].

Замечательно здесь то, что в многогранном понятии единства мира идея ответственности за сохранение единства мироздания, выступает как ведущее начало («качество»). Среди различных вариантов смысловой трактовки сложных понятий «единства», «гармонии» и  «ответственности» встретим близкие нам понятия-образы: «природа природы», «гармония духа» и «отклик души» (см. также переводы китайских и японских текстов и пояснения к ним в [3, 15, 96, 105, 113, 116, 118, 122].

Сказанное выше позволяет заключить, что содержательную сущность экологической психологии, как и экологии в целом, составляет принцип единства живого и его окружения. Он служит причиной необъяснимого взлёта современной экологии, её возвышения, проникновения во многие области науки и практики, формирования новых научных дисциплин, подобных вводимой нами экопсихологии.

Принцип единства составляет глубинную, ещё не раскрытую до конца, сущность экологии, её методологическую основу. Он реализуется в биосфере, в планетарной оболочке, единственной в мироздании, где только и возможно существование и развитие жизни. Неразрывное, «неотделимое ни на минуту», как утверждал творец учения о биосфере В.И. Вернадский [25, 38], единство живого и биосферы составляет главное условие сохранения Жизни, её неуничтожимости на Земле и во Вселенной. Сохранение и укрепление этого экологического единства и есть, по-видимому, невысказанное, но ощущаемое «генной памятью» всех организмов, целеполагание Жизни. И в то же самое время - обозначение предела, за который Живое не может выйти, чтобы остаться живым. Главный экологический принцип пронизывает всё Сущее, связанное с Жизнью.

Внутренний мир и деятельностная личность  как могущественный экологический фактор

Единство живого и биосферы как принцип развития природы, в неявной форме содержащийся в экологии, и относимый почти 100 лет исключительно к животным и растениям, приобрёл иное, экопсихологическое, звучание в век ускорения научно-технического прогресса.  Человечество вступило в атомную эру. Создало неизвестные в природе опасные химические вещества. Земля, вода, воздух стали грязными от миллионов тонн ежегодно выбрасываемых отходов нашей «разумной» деятельности. Угроза потери здоровья человека - реальность наших дней. И всё больше зримых предвестников приближающегося (или уже наступившего, как считают многие) экологического кризиса.

Сам человек и оказался возмутителем «экологического спокойствия». Но ему же было дано высказать, а тем самым осознать, главную предпосылку жизни - её единство с биосферой. Своё единство.

Это осознание у каждого происходит по своему. У одних - от ума, от рассудка, у других - от сердца, от чувства. Иные же как будто и не чувствуют никакой экологической угрозы: живут одним днём, не заботясь о будущем.

Но есть нечто общее в разных мировосприятиях единства: своего места в мире, своей цели в жизни. Эти сложнейшие понятия-чувства создаются внутри нас, они формируют наш внутренний мир. Лежит в его основе наше экологическое мировоззрение, осознанное у одних, интуитивное у других,

Внутренний мир человека, мы говорили, становится мощным экологическим фактором, соизмеримым с природными факторами. По отношению к деятельности человека в окружающей природе его внутренний мир выступает таким же внешним экологическим фактором, как и другие природные воздействия. Но более могущественным, потому что определяет поступки человека. В различии внутреннего мира и многообразии его качества содержатся ответы на вопрос, почему в одних и тех же ситуациях разные люди поступают неодинаково, зачастую противоположно: одни сохраняют биосферу как экологическую среду и духовную основу жизни, другие её разрушают, не думая о последствиях.

Внутренний мир человека имеет двоякую природу. С одной стороны,  человек, подвержен внешним экологическим (природным) и антропогенным (человеческим) воздействиям. Если они положительны, обогащают духовный мир человека и развивают его личность (общение с природой, близкими по духу людьми, приобщение к пластам духовности, науки и культуры), человек наиболее полно встраивается в биосферу и окружающую его социальную среду. Если же внешние воздействия отрицательны и ведут к нарушению экологического единства, запускаются компенсаторные механизмы личности и характера человека: мобилизуются защитные силы организма, вырабатываются ответные, экологические по своей сути, действия, направленные к восстановлению нарушенного единства.

И только катастрофы - предельные выражения экологического воздействия -способны привести к гибели человека. Это происходит либо в результате разрушительных, мгновенно действующих природных и техногенных катастроф: землетрясений, пожаров, наводнений, цунами, радиационных, химических катастроф и др., либо так называемых катастроф цивилизации: алкоголизма, наркомании, ухода в иллюзорные (виртуальные) миры.

Человек, погибая, остаётся в памяти человечества, зримо или незримо входя в формирование личностей грядущих поколений. Путешественники, мореплаватели, первопроходцы... многие из них погибли в борьбе со стихией. Но имена их, отсвет и нравственная чистота их личности, их беззаветный подвиг сохраняются в памяти благодарных потомков, служат и сегодня нравственным примером.

Катастрофы цивилизации страшнее: задолго до физической смерти наступает смерть духовная. Человек входит в «запредельные экологические состояния», начинается отчуждение, затем - деформация и распад личности. Разложение личности означает и распад экологического единства. Действие главного экологического принципа неумолимо...

Но личность не всегда «страдательна». Она не только объект,  испытывающий воздействия со стороны,   она действует. Другая сторона личности человека как управляющего субъекта связана с его деятельностью по преобразованию биосферы. Именно эта сторона личности наиболее ярко выступает как экологический фактор, переводящий биосферу в новое эволюционное состояние - ноосферу [26, 29, 30, 75-77, 80].

Создающаяся в результате воздействия личности на окружающую природу новая ноосферная реальность (от греческого «ноос»-разум), более подробно рассмотренная ниже, большинством воспринимается как благо , однако она далека ещё от «разумной». Ведь разум человека несовершенен, он может творить добро и зло. Испытания ядерного оружия, проекты переброски рек (к счастью, остановленные «положительной» (хорошей!) частицей нашего разума), выбросы и сбросы отравляющих веществ в биосферу - всё это примеры «неразумных» экологических «поступков» личности, активно преобразующей Мир и среду обитания.

Ядро личности

Выделяя новое научное направление и область практической деятельности -  экологическую психологию, мне бы хотелось привлечь внимание исследователей экологов и психологов к решению сверхзадачи экопсихологии - установлению единства личности в мироздании.

Это сложнейшая задача: личность многогранна и многообразно мироздание, от внутреннего микрокосма самой личности до необъятных просторов человеческого и вселенского космоса. Её можно решать лишь шаг за шагом, сосредоточив усилия в разработке научных основ экологического взаимодействия личности, её деятельностного начала в решении большого круга практических вопросов, частично поставленных выше. Работа только начинается, ещё не выработаны научно-понятийный аппарат, терминология, методические подходы. Но уже сейчас можно обозначить круг вопросов, которыми должны заниматься экопсихологи.

Сначала нужно определить, что составляет ядро личности, её неуничтожимую основу. Фундаментальная наука говорит о том, что личность представляет одну из сложнейших систем в мироздании, у неё, как и у всех сложных социально-биологических систем, не может быть простого однокомпонентного ядра. Начнем с трех основных компонентов личности: эмоций, потребностей и сознания [63, 100-102].

Эмоции - наиболее простая функция, но без неё невозможно достигнуть высших функций - сознания и творчества. Подчеркнём экологическую первооснову эмоций: одно из самых древних и сильных эмоциональных переживаний человека - чувство его единения с природой. И в этом проявляется действие главного экологического принципа, принципа единства, неотделимости человека от природы.

Потребности служат своеобразным координирующим центром ядра личности, вызывая эмоции и связывая их с высшими информационными функциями и интеллектуально-преобразующей деятельностью личности. Из трёх главных групп потребностей: витальных (обеспечение жизнедеятельности), социальных (потребностей занимать определённое положение в обществе) и идеальных (потребностей познания и творчества), на первый взгляд, кажется, что экологическую природу имеет лишь первая, «жизнеобеспечивающая» потребность. В действительности же с позиций принципа единства экологичны в своей основе все три группы потребностей: они образуют единое целое. Не может быть гармонично развитой личности и её подлинного единства с окружающим Миром, если ущемлена хотя бы одна из групп потребностей.

Сознание - высшая «ядерная» функция личности. Сознание возникает в высокоразвитых сообществах как результат потребности в общении и передаче личного опыта другим представителям сообщества [63, 103]. В процессе общения возник язык, вместе с ним формировалось сознание. Появилась возможность передавать свои мысли, опыт, навыки и чувства другим людям. Постепенно создавалось общее для всего племени, рода, этноса интеллектуальное пространство, открытое для накопления знаний и опыта. И первыми знаниями в формировавшемся коллективном сознании были, несомненно, экологические знания об окружающей природе. Именно они помогли человеку выстоять в борьбе за жизнь и стать человеком. В череде поколений возникали и уходили человеческие культуры и цивилизации. Но крепло и развивалось сознание и осознание его коммуникативной природы. Таким образом, в сфере сознания находятся те знания и чувства, которые могут быть переданы другим людям.

Но есть ещё подсознание (всё то, что прошло через сознание и приняло формы автоматизированных, не требующих контроля сознания действий) и сверхсознание - сфера творчества, поиска новых решений, высших нравственных ценностей. Здесь находится совесть человека, предостерегающая его от совершения аморальных поступков.

Здесь же создаются новые «безумные» идеи и собственные языки сверхсознания - язык юмора и язык красоты, составляющие высшие эстетические категории. И если говорить о языке красоты, которая, по мысли Ф.М. Достоевского, призвана «спасти мир», то прежде всего - это язык природы, язык экологический. И он ничем не может быть вытеснен из сверхсознания личности, из сферы её творчества: ни погружением в искусственные виртуальные миры, ни отчуждением от животворящей природы, ни иными «суррогатами цивилизации», разрушающими личность человека. Ведь природа, говоря мудрыми словами поэта,

«...Не слепок, не бездушный лик -

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык.» [111, с. 81].

Язык благодатной красоты Природы, наполняя душу человека, передаёт ему Благую Весть Создателя о Единстве Личности в созданном Им Мироздании.

Ноосферная реальность

Ноосферная реальность отражает реальность перехода биосферы в новое эволюционное состояние - ноосферу - под воздействием научной мысли, труда и нравственной силы разума [29, 77]. Переход биосферы в ноосферу составляет объективную реальность нашего времени, закономерный естественноисторический процесс, коренным образом,  по В.И. Вернадскому, меняющий сложившуюся под влиянием живого вещества, практически без участия человека, организованность биосферы.

С момента вступления человека на арену жизни вещество биосферы, её внутренние и внешние связи, составляющие организованность биосферы, перерабатываются деятельностной мыслью человека, которая становится планетарной геологической силой. Но в этом грандиозном и стихийном ещё процессе создаются и «выбрасываются» в биосферу неизвестные ей новые типы веществ и химических соединений, многие из которых представляют опасность для человека и живых организмов. Преобразуется сам «Лик природы», всё больше появляется в ней чуждых глазу домов-коробок, техногенных сооружений, свалок отходов... Всего того, что принято называть признаками экологического кризиса.

На рубеже второго и третьего тысячелетий человеческая цивилизация вступила в кризис более обширный, чем экологичесий, кризис системный, затрагивающий все стороны бытия человека и окружающей его природы-биосферы. Он вызван ускорением процесса перехода природной биосферы Земли в переходную биосферно-ноосферную целостность,-начальную стадию, одну из многих стадий становления ноосферы. На этой стадии формируются ещё слабо видимые признаки организованности ноосферы, которые и определяют возникновение новой ноосферной реальности (подробнее см. [75-80]).

В складывающейся биосферно-ноосферной целостности на первый план выступают новые сущности организованности - информационные взаимодействия и процессы управления. В круг фундаментальных проблем управления формирующейся общности биосферы-ноосферы переходит и актуальнейшая проблема биогеохимической цикличности. Чтобы построить новые формы ноосферной организованности, нужно научиться управлять природно-антропогенными биогеохимическими круговоротами, необходимо вскрыть информационную сущность биогеохимической цикличности [78].

Трудность восприятия нового состояния биосферы заключается в том, что в создающейся переходной биосферно-ноосферной общности уже нет первозданной исторически сложившейся организованности биосферы, и ещё нет новой организованности ноосферы. В связи с этим хозяйственная и социально-культурная деятельность человека, общества, всего человечества рассматривается и научным, и обыденным сознанием как глобальный экологический фактор, отрицательно действующий на окружающую среду, ухудшающий и разрушающий её. Человек при этом оказывается не органической частью и продуктом эволюции живого вещества биосферы, а в лучшем случае сосуществующей с природой субстанцией, нарушающей и разрушающей сотнями миллионов лет складывающийся порядок биосферы.

Наболевшие вопросы «социальной экологии» и «охраны окружающей среды» известны многим, но ответов, выражающих целостную научную программу деятельности по преобразованию биосферы в условиях ускорения научно-технического прогресса, ещё нет. Основой такой деятельностной научной программы может стать, по нашему убеждению, рассматриваемая здесь ноосферная концепция В.И. Вернадского, где на основе глубокого научного анализа взаимодействия природных и социально-экономических процессов обосновываются главные предпосылки перехода биосферы в новое качество - ноосферу. Высшей социальной ценностью ноосферы поставлен человек, свободная человеческая личность, трудом и нравственной силой разума строящая для себя ноосферу.

Сознательное принятие обществом ноосферной концепции существенно переориентирует сложившуюся систему целей научных исследований в социально-экологической и эколого-биосферной проблематике в сторону научно-практическй деятельности. Высшей целью науки, культуры, практики общественного производства становится формирование нового человека и отвечающей ему новой организованности ноосферы-ноосферной реальности.

Организованность ноосферы - не призрачное понятие необозримо далекого будущего. Её структурные элементы закладываются на нынешнем этапе развития цивилизации. Мир, в котором сосуществуют государства с различным общественным строем, формируется ныне как глобальный природохозяйственный или ноосферный  комплекс. В нём на смену исторически сложившимся естественным природным процессам приходят природно-технологические циклы вещества и потоки энергии, требующие контроля и управления. Крупнейшая часть мирового природохозяйственного целого - ноосферный комплекс (НК) нашей страны - станет той управляемой системой, в которой будет проходить жизнь общества и развитие человеческой личности.

Природно-народнохозяйственный комплекс будет деятельностным началом, которое преобразует биосферу в ноосферу; внутри него и создастся новый - ноосферный - тип организованности. Разработанная мной ранее структурная схема ноосферного комплекса нашей страны изложена в ряде работ [75, 76, 78, 81].

Исследования последних лет позволяют внести существенные дополнения в разрабатываемую концепцию ноосферного комплекса в той её части, которая относится к первичному структурному звену НК. Всё более вырисовывается роль районного звена в формировании ноосферной реальности и особая роль районных центров - малых городов. Им, я думаю, принадлежит будущее России в создании экономически прочного и духовно устойчивого государства - регионального ноосферного комплекса [82].

В складывающемся ноосферном пространстве российского региона Мира загораются и разгораются всё ярче около двух с половиной тысяч звёзд «малой. величины», малых городов России, - притягательных районных центров большой духовной культуры, образованности, сохранившихся традиций и накопленного знания. В них есть все предпосылки становления биосферно-ноосферной реальности - от тесного переплетения техногенных, информационных и социогенных потоков, свойственных всему ноосферному комплексу, до сложных процессов сохранения единства личности в мироздании, в том вселенском космосе, что для миллионов жителей малых городов и районов России связывается с их «малой родиной».

Убедительным доказательством сказанному служит статья А.Е. Рацимора об экологии культуры Ступинского района. Здесь формируется ноосферная компонента района:  педагоги и воспитатели школ и детских садов  порой безыскусно, но искренно и не равнодушно обсуждают проблемы развития личности ребёнка, любви к природе родного края, помогают решить проблемы неблагополучных семей и сохранения подрастающего поколения от опасностей и «искусов цивилизации».

Это те же проблемы, что волнуют нас всех, всю страну, весь мир - общие для всех проблемы ноосферной реальности. Вот почему так важно их изучить в районах, в малых городах, в районных центрах, где нередко они проступают в «чистом виде», ярко и выразительно, без затуманивающих наслоений цивилизации мегаполисов.

Переходя от районного уровня к региональному (областному, краевому, республиканскому), к стране и к миру в целом, мы обогатим наше понимание сложных процессов формирования ноосферной реальности, но без изучения первичного районного звена невозможно выявить складывающиеся формы организованности ноосферы как конкретной, объективно существующей реальности нашего бытия. Районные центры и окружающие их территории станут ростками создания организованной ноосферы.

Ноосферная концепция В.И. Вернадского, в отличие от существующих социальных и экономических доктрин отражает закономерности процесса перехода планетарной природной общности Земли (биосферы) в её новое эволюционное состояние (ноосферу) под воздействием человеческой деятельности - труда, исторического опыта поколений, достижений науки и культуры,  духовной сферы, выработанных человечеством норм этики и морали. Этот новый тип выдвигаемой в учении о ноосфере мы и называем ноосферной реальностью. Это вся целостность, вся окружающая реальность, весь комплекс социально-природно-экономических объектов и их взаимодействий.

Природно-народнохозяйственный комплекс России, как и ранее подобный комплекс СССР, и есть на региональном уровне объект научного изучения той целостности, которая  означает понятие «ноосферная реальность». Вместе с тем, это и объект научного управления данной реальностью как некоторой формой ноосферной организованности. С момента начала перехода биосферы под влиянием человека в новое состояние, называемое ноосферой (как считал В.И.Вернадский, с момента возникновения культурного земледелия, 5-7 тысяч лет тому назад), создаются различные формы биосферно-ноосферной организованности: от начальных, почти не отличимых от организованности самой биосферы, до всё более усложняющихся форм организованности переходной биосферно-ноосферной общности в эпоху ускорения научно-технического прогресса, где ноосферный компонент становится всё ощутимее.

Каждый из крупных исторических этапов становления ноосферы характеризуется своим типом управления. Их смена связана, по В.М. Глушкову, с преодолением нескольких информационных барьеров, отвечающих формированию крупных общественных формаций, от родо-племенного сообщества людей до информационно насыщенного современного постиндустриального общества [40]. Новые формы организованности биосферы-ноосферы требуют и новых форм информационного единства: централизованного (для познания всей ноосферной целостности), децентрализованного, относительно автономного (для составляющих ноосферного комплекса: биосферной, технологической, социокультурной, сферы человека, и для каждого из социогенных и техногенных потоков) и автономно-централизованного (для ноосферных районов, регионов и иных территориальных ноосферных структур).

Уже сейчас необходима интеграция научных исследований в создании постоянно обновляющихся баз (моделей) данных и экспертных систем информации - биосферной, техногенной, социокультурной, базы данных человека (см.  [74]). Подчеркнём здесь различие между «экономической» и «ноосферной реальностью».

Экономика и отвечающая ей «экономическая реальность», - громадная по объёму, но ещё не вся реальность, какое бы расширительное значение мы ни придавали экономике. В неё не могут быть включены все проявления человеческой деятельности, духовности и культуры. Поэтому в структуре ноосферного комплекса к собственно экономической сфере относятся  технологическая (производственная) составляющая НК, часть сферы управления и некоторые социогенные потоки. Всё остальное, а также сама «экономическая сфера» входят, как части в целое, в понятие «ноосферной реальности».

Природно-народнохозяйственный (ноосферный) комплекс нельзя дробить мельче самой ноосферной целостности - любая создаваемая модель управления должна охватывать весь ноосферный комплекс. В нём как высшей целостности, известной в Мироздании, заключена главная сила, переводящая биосферу в ноосферу. 

Развитие личности, её совершенствование, укрепление её экологического единства с миром природы и миром людей невозможно без решения главнейшей задачи - создания нравственной основы перехода на новый уровень управления, на новый этап .этического осознания и деятельностного восприятия создающейся ноосферной реальности

Литература



[1] Анатолий Георгиевич Назаров, академик РАЕН, председатель Регионального отделения РАЕН «Проблемы изучения биосферы», директор Экологического центра ИИЕТ , главный редактор журнала «Биосфера»      

[2] Первая часть большой трехчастной работы  А.Г. Назарова.