Экономика, экология, духовность[i]

Материалы неправительственных организаций

Составитель и редактор Дэвид Кортен (США)

Спонсор Asian NGO Coalition,

Институт Исследований Развития,

Фонд Форда

 

Преамбула

Экономика, экология, духовность

Преобладающая философия развития

Мир без границ

Игнорируемые реальности

Развитие как жестокая мистификация

Четыре десятилетия экономического роста

От роста к устойчивости

Экономика отчуждения

Сверхпотребление и рост населения как симптомы

Корпорации и концентрация богатства

К теории устойчивости

Дар осознания

К экономике сообществ

Учет национального дохода, ориентированный на предприятия

К системе учета на основе сообществ

Основа для принятия решении на локальном уровне.

Гражданское общество как преобразующая сила

Установление демократии

НПО как барьер

Гражданское общество и голос народа

Мобилизующие силы

 

Преамбула

Конференция ООН по Окружающей Среде и Развитию (UNCED) обратила внимание мирового сообщества на проблему устойчивого развития. Официальные дебаты показали, что правительства стран мира и международные агентства пока не готовы к проведению преобразований, которые необходимы для решения этой общемировой дилеммы.

Неявный порядок официальных приоритетов в "Повестке дня на 21 век" по устойчивому развитию был следующим: торговля, развитие и окружающая среда. Его первым пунктом было обеспечение международной поддержки "содействию устойчивого развития посредством либерализации Торговли" - в документе прослеживается явная рекомендация, что принимаемые меры по охране окружающей среды не должны препятствовать расширению торговли или развитию  именно в таком порядке.

Более того, приравнивая между собой понятия развития и роста, авторы игнорируют высказанное экономистом Мирового        Банка Германом Дейли (Herman Daly) основное положение, что устойчивый рост на планете конечных размеров является теоретически не возможным. Они пишут, что для того, чтобы достигнуть устойчивости, нужно получить больший эффект от тех же самых мер, которые сделали мировую экономику неустойчивой.

Выбор решений об изменении статус-кво почти обязательно приведет к ускорению социальной и экологической дезинтеграции. Это может привести к закату человеческой цивилизации и даже к исчезновению человека как биологического вида. Альтернатива, выбор в пользу коренных преобразований, может означать большее, чем коллективное выживание. Она может быть и предпосылкой следующего шага в эволюционном развитии.

Однако такие решения обуславливаются не только интересами влиятельных организаций, но также и экономическими теориями, оперирующими в системе учета национальным доходом, широко используемым в качестве меры прогресса и благосостояния общества. Действия большинства людей настолько обусловлены этими теориями и практикой измерений, что даже те из них, кто разделяет точку зрения о необходимости альтернативы, исходят из допущений, лежащих в основе привычных теорий.

Мы, призывая к преобразованиям, будем терпеть серьезные поражения в дебатах по проблемам развития до тех пор, пока не сможем целенаправленно изменить сознание основной массы людей и предложить альтернативную практику измерений на основе отказа от старой теоретической базы. Данная статья появилась в результате сотрудничества между Азиатской коалицией неправительственных организаций (Asian NGO Coalition) и общественным форумом развития (People-Centered Development Forum) в выработке теории и практики устойчивого развития.

ПРЕОБЛАДАЮЩАЯ ФИЛОСОФИЯ РАЗВИТИЯ

В соответствии с преобладающими сегодня воззрениями, развитие - синоним экономического роста, и ему лучше всего способствует приватизация имущества общества и сообщества, отказ от регулирования рынков, снятие барьеров на пути свободной торговли и свободного потока инвестиций между различными государствами, обобществление знаний посредством гарантий защиты прав интеллектуальной собственности.

Мир без границ

Цель: расширение рынков и увеличение производительности труда посредством слияния национальных экономик в единую мировую экономику без границ, позволяющую рынку работать при минимальном вмешательстве в его механизм со стороны государства. Ясное видение объединенного мира, живущего в условиях глобального мира и процветания, присуще теоретикам из числа как традиционных правых, так и левых. Однако этот подход привел к созданию такой мировой экономической системы, в которой

·        разрешение экологических ограничений на пути постоянного экономического роста отдано на откуп технологиям и рынку;

·        национальные экономики по сути дела ликвидированы, и основой экономической функцией национальных правительств становится поиск путей  повышения конкурентоспособности на мировом рынке за счет поддержания на низком уровне зарплаты, освобождения инвесторов от налогов, минимизации социальной и экологической регуляции и создания социальной и физической инфраструктуры, финансируемой из общественных фондов;

·        природные ресурсы предоставляются любому, кто может заплатить за них наибольшую цену;

·        трудящиеся довольствуются зарплатами, близкими к прожиточному минимуму, и неудовлетворительными условиями труда во имя экономической эффективности и конкурентоспособности на мировом рынке;

·        транснациональные корпорации имеют свободный доступ к рынкам, наиболее дешевым источникам природных ресурсов, капитала, рабочей силы и местами захоронения отходов, а также гарантированную защиту прав собственности на технологию, в любой точке земного шара;

·        экономическая политика определяется институтами Bretton Woods-Мировым банком, Международным Валютным Фондом и Генеральным Соглашением по Торговле и Тарифам, при некотором вмешательстве демократически избранных законодательных органов.

Игнорируемые реальности

Данный подход, предлагающий очевидные кратковременные преимущества для обеспечения экономического роста, не учитывает некоторые реальности:

·        критическая зависимость любой экономической деятельности от ограниченной способности экосистем Земли к самовосстановлению;

·        тенденция нерегулируемого рынка к саморазрушению, по мере того как процветающие фирмы становятся монополистами на рынке, а социальные и экологические издержки производства превышают прибыль;

·        неспособность рынков обеспечить не только удовлетворение потребностей, но и даже прожиточный минимум для тех кто не имеет адекватной суммы денег;

·        демократическое право народа устанавливать и проводить в жизнь в пределах самоуправляемых сообществ экологические и социальные стандарты более высокие, чем преобладающие международные стандарты;

·        существенная роль духовной связи с природой обитания, сообществом и культурой как основа здоровья и благосостояния личности, и общества.

 Совокупность этих игнорируемых реальностей даст возможность понять, почему зачастую интеграция мирового рынка приводит к значительным деструктивным социальным и экологическим последствиям, не поддающимся объяснению с позиции принятой теории и философии.

РАЗВИТИЕ КАК ЖЕСТОКАЯ МИСТИФИКАЦИЯ

Слова Карла Маркса о том, что религия - опиум для народа, в полной мере могли бы относиться к утверждению современной экономической теории о будущем процветании всех и каждого при увеличении экономического пирога. Последнее стало основой для аргументов в пользу широкого спектра мер, включая экономическую интеграцию, приводящую почти неизбежно к торжеству сильного над слабым.

Простые арифметические выкладки могут послужить в качестве иллюстрации: допустим, что призыв Комиссии Брундтланд к достижению мировых темпов роста на 3% годовых (без учета перераспределения) был бы осуществлен. Это означает, что в течение 10 лет средний житель Эфиопии заработал бы дополнительно 41 долл., а средний американец - 7257 долл.

Без конкретного перераспределения увеличивающееся мировое производство дает значительно большие блага тем, кто уже богат, а не тем, кто беден, увеличивает между ними разрыв и увеличивает превосходство первых над последними. Это становится вопросом жизни и смерти в мире с ограниченными ресурсами, а котором и богатые, и бедные вовлечены в смертоносную гонку по истощению ресурсной базы.

ЧЕТЫРЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Если опыт развития мировой экономики оценивать чисто в терминах экономического роста, он представляет собой грандиозный успех- мировой объем производства в настоящее время примерно в пять раз больше, чем в 1950 году.

 Однако львиная доля благ достается только привилегированным 20% населения Земли, которые в настоящее время получают 80% мирового дохода и производят от 75 до 80% отходов. В то же время, есть серьезные основания полагать, что процессы экономического роста сыграли существенную роль в абсолютном обнищании 20% человечества, живущих в настоящее время в условиях абсолютной нищеты. Многие из оставшихся 60% средних потребителей за существование на уровне, не намного превышающем прожиточный минимум, пострадали от разрушения их культур и сообществ, от стресса в связи с экономической зависимостью. То есть для более чем 80% населения Земли обещание того, что экономический рост принесет им процветание, явилось жестокой мистификацией.

В течение примерно тех же сорока лет, за которые объем мирового производства увеличился в пять раз, население планеты удвоилось. Удвоилось и число людей, живущих в условиях абсолютной нищеты. Удвоился разрыв между богатыми и бедными. Экологический кризис достиг такой остроты, что под сомнение поставлено выживание человека как биологического вида. Показатели дезинтеграции социальной структуры - от преступности и употребления наркотиков до разводов, самоубийств подростков и роста числа экономических беженцев достигли угрожающих масштабов почти во всех станах мира.

Экономический рост предлагался также и как средство, компенсирующее рост населения, и как средство против разрушения окружающей среды. Но в любом случае проповедники, провозглашающие призрачные целебные свойства экономического роста панацеей, пренебрегают  важными истинами. Шоры  на их глазах не позволяют им объективно исследовать возможности роста -  традиционного пути экономического развития и приближения к стабильному воспроизводству и потреблению для установления устойчивых взаимоотношений между экономикой и природой.

ОТ РОСТА К УСТОЙЧИВОСТИ

Программа развития ООН (UNDP) выпустила серию докладов о развитии человечества, показывающих, что рост не является ни необходимым, ни достаточным условием устранения нищеты, а наихудшее проявления нищеты можно устранить уже при довольно низких уровнях общего объема производства, если это приоритет политики. Это важно и потому, что экосистема не справляется с дальнейшим экономическим ростом в том виде, как его принято понимать.

В статьях, написанных экономистами Мирового Банка Робертом Гудлэдом, Германом Дейли и Серифом Эль Серафи, содержатся следующие положения:

Экономический рост в значительной мере зависит от извлечения из окружающей среды все больших объемов сырья, обработки их в экономической системе с последующим возвращением в окружающую среду в виде отходов.

Этот увеличивающийся поток природных ресурсов через экономическую систему уже достиг или превысил пределы экономической стабильности на планете Земля.

Таким образом, биосфера не успевает восстанавливаться. Загрязняющие вещества, выбрасываемые в атмосферу, приводят к истощению озонового слоя Земли и угрожают значительными изменениями климата. Почвы, от которых мы зависим при производстве пищи, истощаются быстрее, чем природа может их восстанавливать. Производство продуктов питания на душу населения уменьшается после достигнутой в 1984 году рекордной цифры. Все больше и больше число населенных пунктов испытывают серьезный недостаток чистой воды. Уловы рыбы снижаются. Отходы накапливаются.

Мировая экономика уже вышла за пределы своей экологической ниши, и продолжающиеся усилия по увеличению экономического роста посредством ускорения потока природных ресурсов через экономику только приближают  разрушение регенеративных возможностей биосферы, от которых зависит выживание человечества. Сама природа требует покончить с эрой экономического роста и лежащими в ее основе мифами.

ЭКОНОМИКА ОТЧУЖДЕНИЯ

В современном обществе деньги выполняют функции средства обмена и средства накопления. Деньги как средство обмена чисто утилитарны и являются полезным и положительным изобретением общества. Именно способность денег служить в качестве средства накопления, отдельного от подлинных ценностей, сделала их мощным инструментом отчуждения.

Мы создали общество, ставящее во главу угла денежные ценности, приверженное экономической практике, неумолимо трансформирующей жизнь в деньги. Это практика, лежащая в основе потребительской политики человечества, стала организующим принципом политики общества.

Чрезвычайно интересно, что деньги являются невещественным остатком человеческой материальной культуры, не имеющим подлинной ценности. Наша всеобщая гонка за приумножением денежных состояний в качестве определяющей цели человеческого общества является как причиной, так и следствием нашего коллективного отчуждения от реальности духовной природы любой жизни, включая нашу собственную.

В то же время, большая часть денег в современном обществе существует только в виде данных в компьютерах, передаваемых по спутниковой или кабельной связи. Они перемещаются со скоростью света, благодаря действиям невидимых и неизвестных людей, оставаясь функцией, а люди, живущие в таком мире денег, быстро теряют ощущение места или общества. Они живут в том, что только иронически можно назвать "реальном миром".    Накопление ценностей в виде денег разрывает связи между индивидуумом, обществом и средой обитания.

Одновременно, деньги становятся движущей силой отчуждения: чем большой суммой обладает держатель денежных ресурсов, тем больше требования он может выдвигать на отчуждение в свою пользу природных ресурсов, талантов, знаний и т.д., требования на отчуждение других людей от их культурного и природного наследия. При этом может использоваться или  не использоваться принуждение.

Процессы отчуждения стали повседневной реальностью бедных сообществ во всем мире. Безжизненная среда денег, бумажные банкноты или компьютерные данные заменяют собой связи сообщества и среды обитания. Бухгалтер заменил собой религиозного наставника в качестве арбитра ценностей. Чем больше чья-либо экономическая власть и чем более цельной является мировая экономика, тем большую свободу получают требования на немонетарные ресурсы бедных, если это может принести прибыль. Освобожденные от ограничений среды обитания и обязательств перед обществом, те, кто распоряжается аккумулированными финансовыми кредитами, ищут  запасы природных ресурсов, игнорируя предельные возможности экосистем. Чем беднее обладатель ресурсов, тем проще держателю финансовых кредитов получить их по более низкой цене и переложить социальную и экономическую ношу на плече не информированных и не способных  к протесту людей.

Власть денег значительно усилилась в ходе Великой мировой войны. Потребность в контроле и управлении производственной деятельностью в военных целях привела к созданию средств учета показателей национального дохода. Эти показатели сводят всю экономическую деятельность к единой мере - валовому национальному продукту (ВНП). Валовой национальный доход, являющийся по сути дела  денежным выражением объема национального производства, вскоре стал восприниматься как синоним национального благосостояния и стандарт, которым измерялся уровень развития страны.

Когда международное сообщество взяло на себя обязательство положить конец бедности путем экономического развития неиндустриальных или "отсталых" государств, ВНП был принят  в качестве критерия выбора. Официальная политика во имя развития способствовала все более глубокому  внедрению денежной экономики во все сферы человеческой деятельности. Стремление к усилению значения денег, к их приумножению постепенно вытеснило стремление к улучшению  благосостояния людей, являющегося де-факто целью развития.

Это отчуждение является коренной причиной социального и экологического кризиса и в настоящее время угрожает нашей общей природе.

СВЕРХПОТРЕБЛЕНИЕ И РОСТ НАСЕЛЕНИЯ КАК СИМПТОМЫ

Организация "Friends of Netherlands" (Нидерландские Друзья Природы) занимается расчетом допустимых уровней использования различных типов ресурсов в мировом масштабе. Затем они делят эти возможности между сегодняшним населением и оценками населения будущего, чтобы получить справедливое распределения экологического продукта на душу населения, что является прирожденным правом каждого человека.

Концепция доли на душу населения является продуктивным взглядом на устойчивость в "мире, бедном ресурсами". Когда богатые имеют излишний уровень потребления, они лишают других средств для удовлетворения основных потребностей. Когда-либо богатых, либо бедных становится слишком много, это приводит к снижению среднедушевой доли ресурса, потенциально доступного каждому человеку. На динамике процессов отчуждения могут сказываться как сверхпотребление, так и перенаселение.

Поведение как богатых, так и бедных углубляет кризис устойчивости: богатых - вследствие избыточного потребления ресурсов, сверх того, что может выдержать экосистема, бедных - из-за того, что они имеют большие семьи, вследствие чего их будущим поколениям могут потребоваться все имеющиеся ресурсы. Каждый человек реагирует на процесс отчуждения, исходя из своего собственного опыта и возможностей.

Сверхпотребление является симптомом отчуждения богатых, тогда как избыточная рождаемость - это симптом отчуждения бедных. Богатые пытаются заполнить социальный и духовный вакуум путем потребления материальных товаров, настойчиво рекламируемых как средство приобретения чувств неповторимости, могущества и популярности. Бедные пытаются уменьшить переполняющее их чувство опасности, вызванное потерей связей с сообществом и прав на экологическое пространство, путем увеличения количеством детей в семье - единственных, на помощь и заботу которых они могут надеяться в будущем.

Баланс уровней потребления и численности населения таким образом, чтобы природа могла их поддержать, и является устойчивостью. Оба уровня зависят от устранения общего политического и экономического неравенства.

КОРПОРАЦИИ И КОНЦЕНТРАЦИЯ БОГАТСТВА

Наиболее ярким проявлением отчуждения контроля над денежными средствами от реальных владельцев, имеющих реальные дома в реальных местах, являются транснациональные корпорации. Будучи абстрактным юридическим лицом, существующим вне достижимости законов национального государства, транснациональная корпорация приводит к чрезвычайной концентрации и отчуждению экономической власти от обязательств перед сообществом и средой обитания, абсолютному триумфу денег над духовными ценностями.

Поскольку эти корпорации обладают огромными финансовыми ресурсами для влияния на политиков и средства массовой информации, и их финансовый успех  существенно увеличивает показатели ВНП, их благосостояние пользуется непропорционально большим вниманием, когда правительства вырабатывают свою экономическую политику.

  Транснациональные банки являются наиболее чистым выражением отделения экономической власти от людей и природы. Они работают в мире, основанном только на цифрах и электронике, обеспечивающей перемещение финансовых средств в любое место, где они получат наибольшие возможности приумножаться, без учета социальных и экологических последствий.

Корпорации имеют также и другую форму отчуждения. В стремлении достичь экономической эффективности и создать новые крупные рынки для своей продукции они уже длительное время активно делают культуры однообразными при помощи средств массовой информации. Это однообразие неизбежно приводит к потере смысла жизни и ослаблению человеческих отношений в традиционной культуре. По мере глобализации рынков процесс потери разнообразия культур стал также глобальным. Сейчас подобное стремление к повышению эффективности и расширению рынка приводит корпорации к необходимости стандартизации  условий труда, снижению экологических и других норм во имя укрепления международной конкурентоспособности и создания везде равных условий. Но прежде всего корпорации стремятся упрощать себе жизнь путем стандартизации условий, в которых они действуют.

Глобализация мировой экономики способствует как концентрации экономической власти в организациях с транснациональным капиталом, так и стандартизации культур. Таковы основные процессы в экономике отчуждения и основные источники духовного отчуждения, лежащего в основе неустойчивости.

Продвижение в сторону устойчивости требует создания такой организационной структуры, которая децентрализует, распределяет и ставит в основу экономического процветания среду обитания и сообщество.

К ТЕОРИИ УСТОЙЧИВОСТИ

Исправление ошибок традиционной модели развития серьезно ограничивалось отсутствием альтернативной теории, ограничиваясь концентрацией усилий на устранения очевидных симптомов при игнорировании причин, лежащих в их основе.

Но основные элементы альтернативной теории уже существуют. Это теория устойчивости, в основе которой лежат совершенно другие ценности. Она называет причины экологического кризиса и помогает предсказать условия, при которых наиболее вероятно развитие естественной динамики общественных процессов в направлении устойчивой связи между человеческим обществом и природной планеты.

  Теория устойчивости показывает, что приближение к стабильному воспроизводству и потреблению зависит скорее не от совокупного увеличения экономической отдачи, а от продвижения к большей справедливости и гарантии от абсолютного обнищания цели, которые вряд ли будут достигнуты за счет экономического роста. Как раз экономический рост очень часто сопровождается увеличением расслоения в обществе, а также нарушением социальной, культурной и экономической жизни сотен миллионов людей.

В условиях равенства сложно, если вообще возможно для одной группы отчуждать другие группы от их фактической ресурсной базы. Чем сильнее неравенство, тем большей возможностью грабить ресурсы остальных обладают богатые. Чем больше разграбление, тем сильнее дальнейшее обнищание слабых, вплоть до социального и экологического разрушения. Ни бедность, ни богатство не могут сами по себе привести к разрушению окружающей среды, а только неравенство. Равенство является существенным предварительным условием устойчивого развития.

Согласно теории устойчивости установление справедливости является центральным моментом как для смягчения бедности, так и для установления устойчивых взаимоотношений между экономикой и природой. Она основывается не на власти денег, а на наиболее фундаментальных духовных истинах, т.е. на том, что вся жизнь является выражением духовного единства и что духовное развитие индивидуума представляет собой стремление к полному, сознательному пониманию этого единства, что духовность, общество и привязанность к среде обитания являются приоритетными ценностями.

В экономике без денег богатство накапливается в виде вещей, имеющих подлинную ценность. Поддержание этой подлинной ценности является составной частью процесса накопления. Ценности, такие как плодородные земли, животные, человеческие взаимоотношения и

мудрость вообще неотделимы от общества и среды обитания. Сообщество и среда являются центральными фигурами в утверждении этих ценностей.

ДАР ОСОЗНАНИЯ

В своей книге "Мечта Земли" Томас Берри (Thomas Berry) говорит о динамике нашего потребительского общества как о главной патологии всей истории, в которой человечество считает потребление главной человеческой целью. Он предполагает, что мы заблудились из-за отсутствия идеологии, дающей смысл нашему существованию, смысл, который никогда не может быть найден при приверженности потреблению. Такая идеология нужна для того, чтобы дать нам понять нашу особую роль и предназначение в эволюционном процессе.

Дар осознания возложил на нас огромную ответственность, не разделяемую другими видами. Если мы не примем эту ответственность и не будем соответственно действовать, наш вид почти наверняка погибнет вместе с другими, обреченными на исчезновение видами, из-за неразумного поведения человечества.

Чтобы взять на себя ответственность за жизнь, не нужно отвергать современные технологии или возвращаться к образу жизни тех групп, которые продолжают жить и в современном мире в полном отрыве от цивилизации. Мы стремимся достичь новых уровней в интеллектуальном и духовном развитии, намного более высоких, чем достигнутые предшествующими поколениями, именно благодаря современным возможностям объединять древнюю и современную философии. Однако, чтобы расчистить себе дорогу, мы должны восстановить общественные, духовные и экономические связи человека с природой, средой обитания и обществом, разрушенные в процессе развития.

Важной отрывной точкой должна стать замена преобладающей экономики отчуждения на ее противоположность - экономику сообщества.

К ЭКОНОМИКЕ СООБЩЕСТВ

  Экономика, базирующаяся на ценностях сообществ, обеспечивает фундамент экономической практики, призванной восстановить требуемый баланс во взаимоотношениях между людьми, местом и сообществом. Духовность и сообщество, а не деньги должны определять доминирующие связи в такой экономике. Поддержание устойчивого продуктивного потенциала экологических ресурсов должно получить наивысший приоритет в принятии решений о размещении ресурсов, а долговременная отдача для сообщества должна получить преимущество над кратковременной отдачей для индивидуального инвестора.

 Экономика сообществ предусматривает прекращение эксплуатации более сильным менее сильного в обществе и природе. Вместо этого предполагает создание обществ, наделяющих властью людей за счет экономической и политической децентрализации с целью восстановления локальных сообществ и природной среды, разрушенных вследствие эксплуатации. Данная точка зрения более обнародована в гражданских договорах, обсуждавшихся на Форуме неправительственных организаций во время Конференции ООН по охране окружающей среды и развитию в Рио-де-Жанейро и обобщенных в "Декларации Людей Земли".

Учет национального дохода, ориентированный на предприятия

Экономика отчуждения глубоко проникла в доминирующие организационные структуры и процедуры общества. Сюда входят системы подсчета национального дохода, при которых национальное благосостояние измеряется через валовой национальный продукт (ВНП). Одним из основных недостатков системы подсчета ВНП, является то, что в действительности она измеряет не национальный продукт. Это просто совокупный продукт предприятий, от которых поступают данные учета. Не существует методики подсчета валового национального продукта или валового "народного" продукта.

Не ожидается, что фирмы признают, а тем более, будут стремиться снижать внешние социальные и экологические издержки их производства. Такая "экстернализация" (игнорирование издержек для третьих лиц и природы) проводится через весь процесс подсчета национального дохода. Следовательно, ВНП не учитывает такие явления, как потеря экологических ресурсов или ухудшение уровня подготовки рабочей силы в течение какого-то промежутка времени, даже не смотря на то, что это прямые убытки для общества. Очистка нефтяного пятна от танкера Exxon Valdez была учтена как чистая прибыль для экономики Аляски, а страховые выплаты вследствие взрывов в Центре Мировой Торговли в Нью-Йорке трактовались как чистая прибыль для экономики Нью-Йорка. Следовательно, эти оба бедствия, в соответствии с сегодняшней практикой учета, были "выгодны" с точки зрения экономики.

Более того, ВНП включает только доход и издержки, отражаемые в декларациях о доходах и балансах счетов коммерческих фирм, работающих в официальном секторе. Нетоварное производство, надомный труд и арендные платежи за жилье во многих странах вообще не учитываются. Вследствие этого исключается значительная часть тех видов деятельности, от которых зависит жизнь большинства людей.

И при этих недостатках единственной причиной того, что существующая система подсчета национального дохода настолько укоренилась, является то, что это - очень эффективное средство управления:

·        За каждый показатель отвечает определенная организация и центр менеджмента.

·        Система учета измеряет производительность на уровне этих показателей.

Существует теории, определяющие взаимосвязь между результатами и программами и инструментами политики, доступными для каждой единицы менеджмента.

Существует теоретически обоснованный метод для разрешения "проблемы консолидации", т.е. проблемы доказательства, что объединение локальных подсчетов дает правильный конечный результат.

Для того чтобы быть конкурентоспособной и привлечь внимание людей, принимающих решения, альтернативная система экономического планирования и информации должна удовлетворять тем же самым рабочим критериям.

К системе учета на основе сообществ

Как уже указывалось, одним из основных недостатков существующей системы экономической теории и учета является выбор предприятия в качестве базовой единицы анализа и интеграции. Эта ошибка может быть исправлена созданием альтернативной системы учета, учитывающей надомный труд и рассматривающей сообщество (географическую совокупность индивидуальных хозяйств и связанную с ними микроэкосистему) в качестве первичных ячеек анализа и интеграции. Экономические показатели фирм будут записываться во вспомогательных показателях, отражающих их вклад в развитие сообщества и живущих в нем людей.

Работа по созданию и внедрению системы экономического учета на основе сообществ находится в стадии реализации на Филиппинах. Она представляет собой важный шаг в сторону практики устойчивости, вытекающей из ранее изложенной теории устойчивости. В этой системе каждая единица сообщества обозначает как совокупность граждан, так и среду их обитания с определяемыми характеристиками земли, воды, качества почвы, растительности, морских, минеральных и других ресурсов к т. д. Каждая из этих характеристик затем классифицируется с использованием существующих методик. Жители классифицируются по таким признакам как возраст, пол, профессия, образование и уровня дохода. Каждое индивидуальное хозяйство определяется в терминах его экономических потребностей, которые система сравнивает с действительным потреблением. Эти классификации обеспечивают фундамент для создания таблицы показателей или счетов сообщества.

Балансы этих счетов сообщества включают запасы его природных ресурсов в качестве активов. Производственные процессы, например, в сельском и лесном хозяйстве, горном деле, рыбном хозяйстве, сфере торговли и обслуживания создают потоки между активами или записями, секторами, факторами производства и индивидуальными хозяйствами потребителей. Это обеспечивает основу системы учета на базе сообществ с двойной фиксацией. Поскольку система базируется на физических факторах, каждый из этих факторов затем переводится в денежные единицы с использованием цен рынка.

Счета могут быть организованы в соответствии с иерархией поселений: индивидуальные хозяйства - мелкие поселения деревни и поселки городского типа - малые города - большие города. Каждая группа включает в себя свои компоненты и соответствующую им экологическую среду обитания. На всех уровнях система учета на базе сообществ отражает экономику, неотделимую от ее среды обитания, а также определяет существенную роль местного правительства в менеджменте этой экономики и лежащей в ее основе ресурсной базы.

Основа для принятия решении на локальном уровне.

Поскольку система классификации на базе сообществ предназначена для учета как природных, так и материальных ресурсов, социальные и экологические издержки экономической деятельности автоматически выявляются и выходят на первый план. Вырубка лесов немедленно сказывается на уменьшении соответствующих счетов активов. Как финансовые прибыли от экономической деятельности, так н потребление произведенных товаров и услуг размещаются индивидуальными хозяйствами, поэтому результаты распределения являются неотъемлемой частью системы. Становится ясно, кто присваивает продукт, создаваемый в процессе производства, какие потребности индивидуальных хозяйств удовлетворяются, а какие - нет.

Выделяются также потоки ресурсов, входящие и выходящие из сообществ, таким образом обеспечивая различные перспективы решений по капиталовложениям по сравнению с обычными методами оценки предлагаемых инвестиций.

Существует большое количество проектов инвестиций, которые могут быть высокоприбыльными. для фирмы или индивидуального предпринимателя, однако чрезвычайно дорогими для сообщества. Заготовка леса на экспорт является наглядным примером. Лесозатовительная деятельность может принести огромные прибыли отдельным фирмам и положительно отразиться на ВНП, не давая достаточной отдачи для сообщества в виде выплат и вознаграждений с целью компенсации убытков от усилившихся наводнений и засух, истощения почвы, затопления древесины в водоемах и затрат на восстановление лесов.

Экспортные фирмы представляют собой другой распространенный пример. Они осваивают земли, оказывают сильное воздействие на местную политику, пользуются налоговыми льготами, требуют высокоразвитой инфраструктуры, оплачиваемой местными налогоплательщиками, выдвигают требования на приоритетное пользование местными источниками воды и энергии, слабо связаны с местной экономикой, за исключением использования дешевой рабочей силы, загрязняют земли, источники воды токсичными отходами. Эти фирмы могут получать большие прибыли и сразу же переводить их за границу, даже не компенсируя сообществу его затрат.

При системе учета на базе сообществ полные затраты и прибыли сообщества отображаются таким образом, что предлагаемые инвестиции могут быть оценены относительно развития сообщества. Это позволяет вести переговоры с инвесторами и торговыми фирмами на основе балансов счетов сообщества, а фирмы будут решать, заниматься ли данной операцией, основываясь на ожидаемых результатах балансов.

Система учета на базе сообществ поддерживает принцип субсидиарности, т.е. каждое решение должно приниматься на наинизшем возможном уровне, а в результате должны удовлетворяться базовые физические потребности в наименьших локальных экономических единицах.

Это значит, что малым экономическим единицам можно торговать непосредственно друг с другом, прибегая к помощи более крупных экономических структур только тогда, когда это выгодно для локальных сообществ. Во всех других случаях предпочтение должно отдаваться местным производителям. Система учета на базе сообществ предоставляет инструмент для управления выбором принимаемого решения в интересах сообщества.

Мы не предлагаем создавать самодостаточную экономику, закрытую для контактов с внешним миром. Целью является обеспечение значительного уровня самостоятельности, особенно в производстве тех продуктов, от которых зависит благосостояние соо6щества. Это позволяет укрепить связи между сообществом и состоянием его локальных экосистем. Это также уменьшает внешнюю зависимость и, благодаря этому, возможность отчуждения его ресурсов в интересах внешних сил.

Эффективное применение системы учета на базе сообществ требует широкого участия в ней самих членов сообществ. После создания концепции локальной экономики связь интересов людей со средой обитания и сообществом приобретает новый смысл. Это в свою очередь укрепляет осознание того, что в основе благосостояния сообщества лежат его экологические ресурсы. Сообщества, наконец, полностью осознают возможные последствия предоставления свободы действий капиталу и интересам внешней торговли, преследующим только цели экспорта местных продуктов. Поощряться должна социальная практика, основанная на экономической кооперации и учете интересов сохранения окружающей среды.

Ни одна экономическая система сама по себе не может обеспечивать восстановление ранее потерянной  духовной связи. Однако, изменение практики отчуждения, присущей современной конкурентной экономической модели, ориентированной на предприятия, представляет собой определенный этап для пересмотра духовных основ жизни и связей с  сообществом и природой. Экономическая практика на базе сообществ - это еще один важный шаг в этом направлении.

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО КАК ПРЕОБРАЗУЮЩАЯ СИЛА

Как было показано выше, переход к устойчивости является исключительно сложным процессом для человеческого общества. Главные ценности неустойчивой экономической практики настолько органически связаны с существующими основными общественными институтами, что наша надежда на перемены может опираться только на пробуждение гражданского общества.

Установление демократии

Основные барьеры на пути демократии остаются. Обязательства, принимаемые правительствами по созданию демократических институтов, нашли широкую поддержку во всем мире.  Для демократии, однако, необходимо значительно большее, нежели свободные выборы и независимая судебная система. Эти формальные инструменты демократии позволяют гражданам добиваться  более справедливого государственного управления, но не гарантируют его даже в странах с длительной историей демократических традиций.

Демократию необходимо непрерывно поддерживать через прямое участие в ней граждан. Это участие настолько ослабло даже в странах с основательными демократическими традициями, что неотложной необходимостью стало достижение осознания, что люди могут реально повлиять на ход событии, взять на себя управление общественными институтами и потребовать, чтобы они служили интересам общества.

Необходимо пробудить внимание гражданского общества к этим вопросам, но и этого еще недостаточно. Нужно также использовать его потенциал для проведения конструктивных изменений.

НПО КАК БАРЬЕР

Другим значительным, но не общеизвестным барьером на пути наделения властью гражданского общества, является рост влияния неправительственных организаций (НПО). То, что это утверждение исходит от группы членов консорциума НПО, может показаться странным. НПО стали играть в последнее время все большую роль в качестве авангарда процесса демократизации. Некоторые из НПО, однако, не все, достигли известности в результате активной политической борьбы.

Почти во всем мире НПО повторяют лозунги об обретении народом политической силы. Однако, НПО, которые действительно придерживаются такой философии, на практике крайне редки. Большая их часть служит в качестве посредника между агентствами-донорами и обслуживаемым ими населением. Наше (НПО) благополучное существование зависит от поддержания хороших отношений с донорами и зависимости от нас наших клиентов. Таким образом, мы эксплуатируем институты неудачной экономической практики развития, не пытаясь ее изменить по существу.

Подходя некритически к своей роли посредника, НПО очень легко становятся препятствием на пути участия граждан в проведении преобразований. Мы заменили собой партии для хаотичного создания множества малоэффективных сиюминутных программ по оказанию услуг без отчетности перед обществом или жизнеспособной финансовой базы, в то время как правительства освобождены от ответственности по созданию более скоординированных, локально финансируемых систем по обслуживанию. Хотя участвующие в них НПО все более заинтересованы в правительствах, не предпринимающих таких шагов. Мы, как люди, работающие в мире НПО, должны серьезно оценить, в какой степени сами являемся частью проблемы.

Гражданское общество и голос народа

Мы склонялись к преувеличению своей роли, говоря о движении НПО за проведение преобразований. По многим причинам, приведенным выше, это не больше, чем необоснованное самовосхваление. Прежде всего, дают о себе знать отсутствие единства целей и стремления к фундаментальным изменениям, которое не разделяет большая часть НПО.

Только участие народа может принести изменения, а не голос организаций по распределению средств, полученных от спонсоров. В той мере, в которой мы выступаем от имени народа и служим в качестве его заменителей, мы активно препятствуем развитию гражданского общества в качестве эффективной и значимой силы для проведения преобразований. Если существует необходимость в заменителях, это свидетельствует о фундаментальной ошибке, которую мы должны постараться исправить.

Нашей целью должно быть развитие тысяч центров гражданской инициативы, приближающих нас к новой экономической и политической реальности. Силы этих локальных инициатив должны быть объединены для трансформации институтов и сознания. Даже на ранних стадиях солидарность через национальные границы является критически важной для того, чтобы противостоять другим силам, сопротивляющимся народным инициативам. Когда эти силы ставят авторитет государства и права корпорации над правами народа, обязанностью людей всех национальностей является объединение против попрания суверенитета народов.

Мобилизующие силы

Силы для проведения преобразований возникают быстро - по мере того как разрушительные последствия экономики отчуждения маргинализируют все большее число людей. Миф о том, что однажды все люди будут иметь уровень жизни процветающих богатых, по меньшей мере, наивная фантазия, а более прямо - жестокий миф. Миф этот быстро утрачивает свою силу для все большего числа жителей Севера и Юга, которые:

·        были насильно изгнаны из своих родных мест во имя выполнения проектов развития,

·        потеряли работу вследствие международной конкуренции,

·        утратили леса, рыбные и земельные угодья, уничтоженные в хищнических интересах бизнеса,

·        испытывают снижение реальных доходов, зная об огромных зарплатах и баснословных прибылях немногих избранных,

·        используют земли и источники воды, отравленные токсичными веществами,  не могут позволить своим детям играть на улице из-за того, что уровень загрязнения представляет угрозу их здоровью.

Мифы общества потребления уступают место политическому и духовному пробуждению. Политическое пробуждение приходит по мере того, как все больше и больше людей понимают, что силы экономической маргинализации имеют корни в системе и служат, в основном, интересам 1-3 процентов мирового населения. Духовное пробуждение наступает по мере того, как многие из тех же самых людей сталкиваются с теневыми сторонами жизни, с почитанием денег и качестве основной ценности. Поэтому они ищут ответа на вечные вопросы о смысле и цели жизни, приводившие в движение религиозные учения на протяжении веков.

Многие люди уже включились в поиск нового образа жизни, основанного на необходимости перераспределения ресурсов внутри сообщества и глубоком уважении жизни и природы. Политическое самоосознание является побудительной силой перемен. Духовное пробуждение указывает направление этой силы.

Движение к устойчивым человеческим обществам включает в себя нечто большее, чем некоторые корректировки экономических крайностей и инвестиции в энерго- и ресурсосберегающие технологии. Оно означает создание системы экономических институтов и методик менеджмента, зацепляющих экономическую власть в сообществе и позволяющих достичь значительной степени равноправия во взаимоотношениях с властями.

Оно требует переоценки основных взглядов человеческого общества и  приоритета духовных ценностей над финансовыми и становления духовного единства, объединяющего все живое. Мы можем с полной уверенностью сказать, что серьезно исказят суть проблемы  те, кто утверждает, что устойчивость является проблемой инвестиций, и предполагающие, что силы рынка являются ключом к разрешению противоречий,

Институты власти во всем мире закрывают глаза на более глубокие реалии кризиса устойчивости вследствие своих собственных властных императивов. До тех пор, пока это так, нет шансов обеспечить руководство, которое нам так необходимо.

Единственной нашей надеждой являются действия сформированных и просвещенных граждан. Таким действиям может способствовать наращивание внутреннего знания и духовного сознания каждого человека. В основе процесса преобразований должна лежать замена материальных расчетов на духовные ценности. По мере того, как будет укрепляться это осознание, нашей наиболее важной задачей будет убедить друг друга поверить в наше внутреннее знание и найти силы действовать в соответствии с ним.



[i] Сокращенный перевод с английского "Economy, Ecology Spirituality: Toward a theory and practice of sustainability". Оригинал опубликован в июле 1993 г. Asian NGO Coalition, IRED Asia, People-Centered Development Forum, 14 E. 17th St. Suite 5 New York, NY 10003, USA. Phone(212) 620-7137, Fax (212) 242-1901, e-mail: pcdf igc.apc.org. Редакционная подготовка  проведена в Центре координации и информации  Социально-экологического союза.

Авторы - участники программы Asian NGO Regional Fellows, организованной в Багио, Филиппины с 21 по 30 октября 1992 года при совместном спонсорстве Asian NGO Coalition и Института Исследований Развития и финансировании Фондом Форда.

В работе приняли участие также Чандра де Фонсека (Шри Ланка), Сунимал Фернандо (Шри Ланка), Дэвид Кортен (США), Тони Квизон (Филиппины), Сиксто Роксаз (Филиппины), Бишан Сингх (Малайзия) и Феликс Сугиртхарай (Индия). Многие коллеги сделали полезные замечания по предыдущим редакциям документа. Дэвид Кортен работал в качестве составителя и редактора.

Основные результаты длительного обмена мнениями представлены в данной статье Asian NGO Coalition, IRED Asia и People-Centered Development Forum в качестве вклада в обсуждение вопросов устойчивого развития.