В.Г. Барский[1]

Экологическая безопасность и устойчивое развитие

 в фокусе ноосферного образования

 

В новейшей истории новые слова, вынесенные в заголовок, стали ключевыми понятиями целой серии международных документов и проектов (см. www.ihst.ru/~biosphere/terminal).   Хотя  в конкретных проявления, в частности, в различных секторах экономики, например, в энергетике,  все чаще играют роль атрибутов-символов, создающих экологический флёр при сохранении сложившихся  тенденций (см. Барский В.Г. Миклашевский А.В., Соколовский Р.И. К вопросу рационального энергопользования  в энергетической стратегии. М. 2001.) Вместе  с тем  для тех,  кто занимается методологией  разработок по устойчивому развитию социальных систем [2], ноосферологией и глобалистикой  эти понятия важны для  осознания  новых векторов цивилизации и для учета экологического императива, о котором  писал академик Н.Н.Моисеев [1]. 

Признавая сверхсложность природных и социальных многоуровневых иерархических систем (цивилизаций, стран, этносов, социумов на уровне социальных групп, семей и индивидуумов  [2]), нельзя  не признать  важность разработки методологии и многомерной логики их изучения, соответствующих этой сложности [6].  Ниже излагается  первая часть основополагающих принципов методологии разработки стратегий, концепций и целевых программ по достижению устойчивого развития (УР) и экологической безопасности  (ЭБ) таких систем.  Эти принципы носят аксиоматический характер  и, по мнению автора, должны включаться в учебные пособия и методики.

v   Многопараметральность изучаемых систем   как данность, как отражение   сознательного или неосознанного влияния  факторов,  отражающих разнообразие внешних и внутренних отношений и связей. Этот принцип иллюстрируется  рис.1, где представлены без

 

ЭБ

охраняемые   объекты / управляемые   объекты

источники       опасности      и        влияния

 защищенность  охраняемых  объектов

виды  воздействия,  включая риск

       время и масштабы воздействий

  динамика       воздействий

опасность  воздействий

цели     развития

проблемные ситуации

субъекты          управления

разработчики    и   исполнители

уровень знания отобранных проблем

глубина  рассматриваемой  перспективы

средства   и  меры   достижения     ЭБ   и  УР

механизмы  реализации принимаемых  решений

другие      известные     и    неизвестные     факторы…

  УР

 

Рис.1. Факторы, формирующие сущность понятий  ЭБ и УР

 

 

претензий на полноту 14 групп факторов.  Без учета хотя бы одной из  них разработка обречена на неудачу.

v   Отбор для изучения группы факторов неизбежно предопределяет субъективность подхода и понимание сущности ЭБ и УР. То есть приходится открыто признать неотвратимость субъективности отражения и изложения сущности этих понятий.

v   В силу упомянутой сверхсложности управляемых объектов признается недостижимость, невозможность исчерпывающей полноты представления управляемых и природных систем и источников влияния на них (воздействий). Всегда остается  значительная группа неизвестных или недоступных нам характеристик самих управляемых и охраняемых объектов и  факторов влияния на них среды, их окружения [5].

v   Это обстоятельство предопределяет  весьма относительную точность наших выводов и условность наших и не наших разработок и рекомендаций.  То есть важно признать вероятность ошибок и  связанных с ними внештатных ситуаций и риска. Это признание заставляет заранее готовиться к ним. 

v   Каждая группа факторов  на рис.1 добавляет понятиям ЭБ и УР рассматриваемых объектов новую мерность, новые  свойства, что обусловлено зависимостью внутренне присущих свойств  любых тел природы от времени, условий и места их нахождения  и обитания.  

v   В свою очередь,  наше понимание сущности терминов ЭБ и УР предопределяет условность выбора факторов влияния.

Экологическая безопасность (ЭБ) нами рассматривается как субъективная характеристика-оценка  (наблюдателя, исследователя, менеджера, пострадавшего, учителя, студента, судьи, жителей  и т.д.)  опасности для дальнейшего существования рассматриваемого объекта, известных воздействий и рисков,  их влияния на объект в сопоставлении с мерами защиты и защищенности от этих воздействий. Причем выбор  из бесконечного множества  реальных и потенциально возможных воздействий и рисков всегда ограничен знаниями охраняемых объектов и источников опасности.

v   Экологическая безопасность обеспечена, достигнута, если характеристика-оценка реальных воздействий позволяет утверждать, что не нарушается ход естественного или планируемого социально-экономического развития рассматриваемого объекта.

Это определение предлагается взамен ранее предлагавшихся Н.Ф.Реймерсом определений, который полагал, что 

 ЭБ  - это нормальное (нормативное) состояние рассматриваемого объекта  в условиях  совокупного воздействия на него  природных и антропогенных факторов. 

ЭБ - совокупность действий, состояний и процессов, при которых ущербы не превышают допустимых пределов,

ЭБ - комплекс состояний, явлений и действий, обеспечивающих экологический баланс [3]. К сожалению, эти формулировки нашли отражение в законодательных актах.

В статье  1 действующего Закона РФ "О безопасности" от 5 марта 1992 г. N 2446-I говорится: «Безопасность - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Жизненно важные интересы - совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.

В этом законе к основным объектам безопасности относятся: личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность.

Но в этом законе забыты природа, среда обитания, виды животных и растений. Отсутствуют и такие социальные объекты, как семья, род, племя, этнос.

Отсутствуют объекты исторического и культурного наследия, промышленные объекты, обеспечивающие необходимые жизненные условия (тепло, свет,  продукты питания, средства транспорта, связи и т.д.). 

В соответствии с этим законом субъектами обеспечения безопасности являются государство, граждане, общественные и иные организации и объединения. И неясно, входят ли в этот перечень сами источники опасности - промышленные объекты и их покровители.

В другом действующем законе (Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов"  в статье 2. «Опасные производственные объекты» говорится: «Промышленная безопасность опасных производственных объектов  - состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий».

 В этом относительно небольшом определении довольно много ошибок: безопасность производства приравнена к безопасности личности и общества, что совсем не одно и то же. По сравнению с упомянутым выше Законом о безопасности классы защищаемых объектов еще более ограничены, исчезли государство и организации. И, наконец, вся опасность сведена к авариям, хотя в безаварийный период предприятия могут быть опасными своими выбросами и сбросами, шумом и вибрациями, передвижением транспортных средств, производимой продукцией, свалками, накопителями жидких отходов и т.д.  [7].  

 

Здесь важно обратить внимание  на то, что состояние и оценка состояния - весьма разные понятия. Состояние объекта может быть катастрофическим, а оценивать  это состоянию будут как удовлетворительное или  вообще не оценивать или давать противоречивые оценки, или даже умышленно искажать или замалчивать информацию, как это случилось в Китае с оценкой опасности атипичной пневмонии, или после аварий атомных реакторов в СССР и США.

v   УР рассматривается как базовое понятие, которое нельзя передать одним предложением и нельзя рассматривать без знания самого объекта развития, ибо смысл понятия УР, как уже говорилось, в существенной мере предопределяется спецификой объекта развития.  Например, устойчивое развитие России  нами определяется как развитие, которое

·       не  сопровождается  резкими  подъемами  и  спадами показателей, характеризующих    политические,    экономические,    социальные     и экологические аспекты состояния страны.  Наоборот, в ходе развития эти показатели улучшаются или, по крайней мере, не ухудшаются, а жизненно важные потребности  населения  и  всех  секторов  экономики,  удовлетворяются полнее, если это не противоречит последующим условиям;

·       развитие позволяет  так использовать природные богатства,  что и будущие поколения смогут в равной мере пользоваться ими.  Сказанное относится и к ближайшим  соседям  России,  ресурсный  потенциал которых косвенно или напрямую связан с  природноресурсным потенциалом России;

·       развитие не  влечет  за собой роста экологических нагрузок и воздействий на природные системы, то есть воздействия стабилизированы и понемногу, по   мере   развития  технологий,  уменьшаются,  создавая  предпосылки восстановления и рекультивации ранее нарушенных территорий и акваторий;

·       снижает  или  стабилизирует  экологический риск,  обусловленный вероятностью появления сверхнормативных воздействий и нагрузок, как за счет  снижения  уровней опасности производств в общественных и частных секторах экономики,  так и путем повышения уровня защиты социальных  и природных систем от техногенного воздействия;

·       отвечает принципу:  «блага большинства населения (или регионов) страны  достигаются  без ухудшения условий жизни меньшинства населения (или регионов)» (принцип Всемирной организации здравоохранения);

·       не  вызывает  нарушений норм международного права,  особенно в части  соблюдения экологических нормативов и законов развития  биосферы, 

·       не нарушает единое экологическое пространство  СНГ;

·       не противоречит международным обязательствам России [4].

В заключение хочу отметить неправомерность рассмотрения  понятий устойчивое и ноосферное развитие в качестве синонимов. Полагаю, что устойчивое развитие применимо к объектам разных уровней организации, начиная с поселений и кончая уровнем цивилизации. Грубой методологической ошибкой считаю такие словосочетания, как устойчивое развитие отдельных секторов экономики (энергетики, транспорта,  торговли и др.),  поскольку целям ноосферного развития будут отвечать свертывание, сокращение целого ряда производств. Например, производств, ориентированных на безграничное потребительство с использованием полезных ископаемых, продукции, сырьем для которой служат исчезающие виды животных и растений, на расширение территорий и коммуникаций и т.п.  

Определение «ноосферное» я  бы относил лишь к цивилизационному уровню. Если будут установлены принципы развития  для других уровней организации (а они, безусловно, будут отличаться  от цивилизационного  в сторону больших свобод) [8], то развитие, к примеру, мегаполисов,     можно характеризовать как отвечающее или не отвечающее ноосферным принципам развития поселений такого рода.      

Литература

1. Н.Н.Моисеев. Идеи естествознания и общественные науки. ВЦ АН СССР, М. 1991.

2. М.Мягков. География природного риска. Изд. МГУ.1995.

3. Н.Ф.Реймерс. Природопользование. «Мысль». 1990.

4. В.Г. Барский. Метаконцепция устойчивого развития России (в пяти книгах). М. 1995.    

5. В.Г. Барский. Экологическая безопасность или экологически безопасное развитие?  "Мелиорация и водное хозяйство", № 2.1993.

6. В.Г. Барский. У порога нового мышления. В сб. «Фракталы и циклы развития систем». Томск. 2001.

7.В.Г.Барский. Опасность  как испорченный тормоз развития  техники и технологий. «Биосфера» №1, 2003.

В.Г.Барский, Р.А.Перелет. Диагностика и семиотика устойчивости развития. «Биосфера» №1, 2003. 

 



[1] зам. главного редактора электронного научного журнала «Биосфера», аналитик Внешнеполитической ассоциации, академик РАЕН.